Создать ответ 
 
Рейтинг темы:
  • Голосов: 0 - Средняя оценка: 0
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Фанфик по РО
Selenia Не на форуме
Новичок
*


Рейтинг: 0
Сообщений: 6
У нас с: 01.05.2016
Пол: Женский
Сказал Спасибо: 1
Есть Спасибо: 21 в 4п.
Сообщение: #1 | 01.05.2016 00:56
Фанфик по РО
Не знаю, как тут относятся к фанфикам... Однако в нашем городе как-то проводился конкурс соответствующих произведений, и, поскольку я нежно люблю трилогию "Рыцарь ордена", мой выбор пал на него.
Примерно год я тряслась от страха, боясь показывать это произведение реально заинтересованным людям, однако пришла пора.


Поскольку прикрепить файл тут, насколько я вижу, нельзя, приготовьтесь к длинному повествованию - там страниц тридцать) И сильно не бейте, пожалуйста - это мой первый опыт Smile

--А я все равно поеду!
--Не поедешь!
--Папа, мне уже восемнадцать лет!
--Ты посмотри на себя! Восемнадцать ей! Всякому сброду так и будешь объяснять, что тебе восемнадцать, только росточком не вышла!
--Папа, но со мной же едет Энинг!
--Энинг! Он не всесилен, твой Энинг! Никуда я тебя одну не отпущу!
--Но на дорогах безопасно! Сверкающего больше нет!
--Мало тебе Римской империи, мало Бриттов? Сверкающий – не единственное зло и не единственная угроза!
Вот уже пять минут я стоял, привалившись к стене, и слушал перепалку Ольги с отцом. С достопамятных сражений прошло уже несколько лет. За эти годы у Ратобора сильно прибавилось седых волос, а королевства, полностью восстановившие свои силы после войны со Сверкающим, снова начали недобро поглядывать на соседей. Империя Сверкающего – а ныне Австралийская империя – набрала мощи и вышла на мировой рынок. Эдрум и Люсия выросли и возмужали, у них даже появился будущий наследник престола. В общем, все в мире поменялось. Кроме одного: Ольга все еще выглядела как двенадцатилетняя девочка, и отец все еще не пускал ее из дворца без охраны.
Массивная дверь громко впечаталась в стену рядом с моим плечом. Красная от ярости Ольга выбежала из комнаты, даже не заметив меня.
Мысленно сосчитав до трех, я вошел в комнату.
Ратобор стремительно обернулся:
-- Так и знал, что ты придешь! Рассказывай, оговаривай, хоть моли – не пущу!
Я продолжал стоять и молча смотреть на него. Под моим взглядом Ратобор как-то сгорбился, сделал два глубоких вздоха, успокаиваясь, и продолжил:
-- Прости, Энинг. Я не хотел на тебя кричать. Но ты сам посуди! Куда она собралась в одиночку? Чего ей не хватает в Китеже? Ну ладно, пусть едет. Но пусть возьмет с собой хотя бы человек десять охраны! Ее уже похищали один раз, -- Ратобор стал ходить по комнате, заложив руки за спину. -- Ей мало было острых ощущений? Ну за что Господь одарил меня столь упрямой дочерью? Ей же всего…
-- …Восемнадцать лет, -- дополнил я.-- Уже восемнадцать.
Ратобора сложно было винить в его колебаниях. Ольга не только не изменилась внешне; года добавили ей напористости и некоторой грубости. Конечно же, первопричину знали только несколько самых близких людей. Для всех остальных она оставалась диковинкой, забавной зверюшкой, которая по каким-то причинам перестала расти. Мне, конечно, тоже доставалось, но я был рыцарем, связываться с которым считалось опасным. К тому же, я был парнем – перемены в некоторых из них не так уж заметны. А вот Ольге доставалось по полной: ее жалели, на нее смотрели, как на заморскую экзотику, ее боялись. Не имея знаний, народ стал сам выдумывать причины: поползли слухи о страшном заклятье, которое наложил на княжну сам Сверкающий, потянулись в Китеж разнообразные маги и целители. Великому Князю пришлось назначить специального человека, который бы проводил «испытания» всех этих шарлатанов и убедительно объяснял им, почему они не подходят на роль лекаря. По донесениям патриарха Серафима, все подпольные общества, немало потрепанные во время войны со Сверкающим, зализали раны и снова набирают себе сторонников. И одним из основных аргументов людей, выступающих против князя, является проклятие, якобы наложенное на его дочь.
Не удивительно, что Ольга вознамерилась сбежать от всего этого как можно дальше.
Ратобор сел в кресло и опер голову на руки.
-- Понимаю, Энинг. Я все понимаю. Но смириться не могу. Посмотри на нее. Ей бы уже замуж да детишек нарожать – вот где место ее неуемной энергии. А она – застряла во времени. Не ребенок, но и не взрослый. И опять небось в мальчишеской одежде поедет. Мало ее задирали в Тевтонии…
-- В общем, вы нас отпускаете? – уточнил я.
Ратобор тяжело вздохнул, встал и, смотря в окно, сказал:
-- Нет. Прости, Энинг. Я доверяю тебе больше, чем себе, но пойми меня правильно – Ольга княжна. Она не должна путешествовать в одиночку. Куда вот вы поедете?
-- Я хотел проведать родителей, потом заехать к Мастеру, побывать в Амстере…
-- Верно. Вы поедете далеко, опасными дорогами. Небось еще и в Австралийскую империю соберетесь… Нет уж. Не хочу, чтобы кровь моей дочери была на моих руках. -- Ратобор открыл дверь и замер, показывая, что аудиенция окончена.

Ольгу я нашел в саду, в ее любимом месте, где растения образовывали небольшой шалаш, в который почти не проникал солнечный свет.
-- Все равно убегу, -- сказала она сразу, заметив, что я иду к ней.
Я опустился на траву и принялся разглядывать птичье гнездо, висящее в ветвях прямо над моим носом.
-- Нет, ну ты подумай: не пускать меня из дворца! -- Ольга вся пылала от злости. Казалось, что она вот-вот воспламенится и подожжет наше убежище. -- Все равно убегу, -- повторила она, и на лице ее отразилась бесконечная решимость.
-- После твоего разговора с отцом? Он расставил стражу везде, где только можно. Не удивлюсь, если и сейчас вокруг нас стоят несколько гвардейцев, -- сказал я с иронией. -- Хорошо, что за тобой еще не ходит толпа плачущих дам, сокрушающихся по твоей загубленной судьбе.
Представив это невеселое общество, Ольга прыснула.
-- А ты думаешь, что я тут делаю? Я от них прячусь, -- с усмешкой сказала она. От ярости не осталось и следа; мозг Ольги заработал в полную силу. Она легла на живот и подперла голову руками. Листик с березы спланировал ей на макушку. Колонна муравьев в некотором отдалении от ее носа несла в муравейник свою добычу: палочки, листики, какие-то семена… До конца лета было еще далеко, но если мы хотели путешествовать с комфортом, следовало выехать прямо сейчас. С осенью придут дожди, дорога превратится в непролазную грязь, торговые караваны временно перестанут ходить, а разбойники, соответственно, будут цепляться к каждому спутнику в надежде на хоть какую-то поживу.
Я потянулся убрать листик с Ольгиной головы. Она перехватила мою руку и улеглась на нее. Несмотря на то, что мы везде ходили вместе и все княжество знало о наших отношениях, официально состоялась только помолвка. Рука Ольги потяжелела на колечко с небольшим, но невероятно красивым сапфиром, успокоились некоторые приближенные к королю вельможи, ранее распускавшие сплетни о том, что негоже княжне таскаться с каким-то рыцарем, пусть даже и награжденным первыми орденами большинства крупных государств. Собственно, это все. Князь не торопил со свадьбой (как он однажды сказал: «Никакие земные узы не свяжут вас так, как вы сами себя связали»). Молчала и Изъяслава. Что до моих родителей – для них вообще столь ранняя свадьба была дикостью (даже учитывая, что последние несколько лет мы не виделись, и они были избавлены от предрассудков насчет нашей внешности). Поэтому мы все еще жили в разных крылах дворца, встречаясь только днем. Думаю, Ольга еще и поэтому хотела уехать: она иногда жаловалась, что видит меня реже, чем в то время, когда мы находились в разных странах. Ее обучение разным наукам занимало большую часть дня; меня же, после годовой работы в университете, на которой мне было невообразимо скучно, Ратобор пристроил на службу в разведке и заодно послал в школу молодых офицеров. Таким образом, я помогал сотникам разрабатывать новые тактические приемы и одновременно изучал старые. Не самый логичный процесс, но Ратобор был не только моим старшим другом (и теперь я уже не считал, что из-за слишком неравного социального положения мы не можем быть друзьями), но и Великим Князем. Ослушаться его было как минимум неразумно. Впрочем, Ольгу это не смущало; ее гибкий мозг прямо сейчас строил планы побега из дворца.
-- Егор, скажи мне: как можно доставить лошадей за стену, притом, что мы останемся внутри? -- спросила она.
Я задумался.
-- Ну, я мог бы вывести их и вернуться, например. Мне-то никто не запрещал выезжать из города, -- подыграл я ей.
-- Нет, это не подойдет. Слишком подозрительно. Зачем тебе внезапно выводить из города двух коней, или даже одного коня, а потом второго? Не забывай, что ты у нас национальный герой, -- Ольга приподнялась и показала мне язык.
В общем и целом, она была права. Меня давно уже узнавали на улице без каких-либо знаков отличия. Я пробовал надевать мешковатую одежду, переодеваться купцом и работником, брать взаймы у оборванцев обноски – ничего не помогало, меня узнавали в любом виде. Казалось даже, что всем рождавшимся младенцам первым делом показывали мой портрет со словами: «Смотри, это Энинг. Ты просто обязан запомнить, как он выглядит».
Ольга перевернулась на спину, поймала божью коровку, сидевшую на стволе дерева, и стала наблюдать, как жучок бегает с руки на руку и не может найти выход. Я знал ее эту привычку: теребить что-нибудь в руках, когда задумывается. И, судя по коровке, Ольга замысливала что-то грандиозное.
--Я знаю, как мы выберемся из города. Жди меня около трех часов ночи, оденься в походное и собери вещи, -- девочка дунула, и божья коровка, осторожно расправив крылья, улетела вверх.
--И как же? -- поинтересовался я, не скрывая иронии.
-- Увидишь. -- Всем своим видом Ольга показала, что больше я не вытяну из нее ни единого слова.

Больше я не видел ее в этот день. Но, зная, что шутить Ольга не любит, на всякий случай собрал небольшую сумку вещей, которые планировал взять с собой, купил хлеба и сыра. Моя походная одежда, которую я видел последний раз на охоте несколько месяцев назад, выглядела потрепанной. Примерив ее, я вновь убедился, что она не стала мне мала ни на миллиметр. Мое тело оставалось прежним, может быть, только мышцы стали чуть меньше - мне хватало силы воли заниматься каждый день, но этого было недостаточно. По сравнению с собой шестилетней давности я был в форме где-то на троечку. По пятибальной шкале. Может, и прав был Ратобор, не желая отпускать со мной свою дочь...
Стянув куртку, я обнаружил большую дыру в рукаве. Видимо, пропорол веткой на охоте. Пришлось бежать и искать в замке швею. Ей оказалась почтенная женщина лет сорока. Сперва она было разворчалась, что ночью следует спать, а не по замку шататься, но припасенный золотой сделал свое дело - куртка была зашита быстро и аккуратно.
Весь в сомнениях, я вернулся в свою комнату. С одной стороны, мне осточертел этот город и вообще сидение на одном месте. Мне хотелось пьянящей свободы, ветра в лицо и жаркого солнца над головой. И я бы давно уже уехал отсюда. Но я не мог оставить Ольгу одну - особенно учитывая, что некоторые бабки при виде нее начинали креститься и вспоминать молитвы, страшась ее застывшей внешности.
С другой стороны, не было еще ни одного месяца, когда бы Ольга не собиралась сбежать. Блестящие планы изобретались и отвергались, проваливались из-за какой-то случайности - раз за разом. И мне не очень-то верилось, что в этот раз все получится.

Ровно в три часа дверь в мою комнату отворилась, и внутрь прошмыгнула Ольга. Она снова оделась "под мальчишку", спрятав длинные волосы под шляпу.
--Ну как, ты готов? -- спросила она театральным шепотом. Я молча пристегнул к поясу ножны с шерконом и накинул куртку. Кольчуга оттягивала плечи - даже не помню, когда я надевал ее в последний раз. Но я знал, что через пару дней это чувство сгладится, а через неделю я вообще забуду, что на мне что-то надето.
Насколько я изучил замок, в нем было несколько столовых: для пиров, размером с небольшой футбольный стадион; для обычных трапез (впрочем, и в этом зале при желании можно было заблудиться) и несколько небольших кабинетиков, самое большее на пять десятков человек - так называемая "семейная трапезная". Вот по одному из таких кабинетов мы сейчас и крались. Ольга высвечивала фонариком то причудливый стул с красной обивкой, то загадочной формы светильник с шарами сгущеного света, то гобелен, где охотник попирал ногой драконью голову.
--Все, мы пришли. Посвети-ка мне, -- услышал я ее шепот. Мы стояли перед стеной, украшенной резными панелями с изображением различных животных и растений. В кронах деревьев сидели разные птицы и, кажется, вили гнезда. По крайней мере, в клювах у них были травинки и веточки.
Ольга пошарила руками по стене, обнаружила изображение козла и попыталась на него нажать. Безрезультатно: стена не поддалась. Тогда она навалилась на изображение всем своим весом, но стена не отреагировала никак.
-- Что тебе сделал бедный козел? -- поинтересовался я. Ольга, кинув на меня пылающий взгляд, удвоила усилия. Я же осознал, что на эту тему лучше не шутить - по крайней мере, сейчас.
В это время мое внимание привлек другой персонаж. У него совершенно определенно были рога и копыта, но он не был козлом, быком или еще каким-то животным. Черты лица у него были вполне человеческие.
-- Слушай, тут еще один есть с рогами, -- протянул я, разглядывая изображение. Высветив вполне человеческие руки, я понял, что это сатир. Ольга, запыхавшаяся в попытках сдвинуть козла с его законного места, со злости стукнула по изображению сатира кулаком, и в этот самый миг часть панели отъехала, открыв проход.

Плита мягко встала на место, как только мы переступили небольшой порожек. Потолок в коридоре оказался высоким - метра четыре.
-- Ого, здесь все-таки можно провести лошадей, -- удивилась Ольга.
-- Да, хотел бы я посмотреть, как ты ведешь коня через весь замок, -- ответил я ей в тон. Представив эту картину, Ольга весело рассмеялась и смело зашагала вперед.
Воздух в коридоре был застоявшийся. На стенах кое где блестели пятна плесени, светильники оплетала паутина. Я случайно наступил на скелетик мыши. Было заметно, что здесь очень давно никто не был. Ольга, хлопнув себя по лбу, скрутила с фонарика верхнюю крышку - сразу стало гораздо светлее. Правда, это не очень помогало - коридор петлял, и свет то и дело упирался в стену.
-- Ну и где мы? -- решился я наконец нарушить молчание.
-- Это очень древний выход из старого замка. Никто не знает, кто и зачем его построил. Какой-то ученый считает, что когда-то замок в Китеже был гораздо ниже. И, соответственно, специальный выход на случай осады замка был на первом этаже. Дверь рядом с панелями ведет в старые спальни - когда-то там находились покои короля и королевы. Потом замок начал разрастаться и перестраиваться. Покои князя перенесли на третий этаж - соответственно, оттуда сделали новый подземный ход через потайную лестницу. А в старых покоях живут слуги. Со временем все забыли о тайном ходе. Но это всего лишь теория.
-- Ну а ты-то сама откуда о нем узнала?
-- Я прочитала в одной старинной книге, -- Ольга лукаво прищурилась. -- А сегодня просто прошла по описанию и нашла выход. Вот и все.
-- Если существует такая книга, почему другие не знают об этом входе? -- усомнился я. Ольга так и лучилась довольством.
-- Это еще и очень-очень секретная книга, - усмехнулась она. -- Я сама нашла ее, только выворотив камень из кладки.
Я смотрел на нее непонимающим взглядом. Ольги хватило еще на пару секунд.
-- Ну, на самом деле я нашла этот ход, когда мне было восемь лет. Мне нравились резные животные, и я иногда приходила туда, садилась и долго и вдумчиво обводила их пальцем. Обычно мне не мешали. А сатир был высоко. Я тащила стул, чтобы влезть на него и достать до сатира, но не удержала равновесия и оперлась на него всем весом. И плита отъехала. Конечно, я записала все это в свой детский дневник. Который, собственно, и нашла на днях в каменной кладке. Так что про старую книгу я не особенно и соврала...
-- Но почему ты не вспомнила раньше? Ты же столько лет искала способ вырваться из дворца... -- нашел я нестыковку. Ольга вздохнула:
-- Понимаешь, я всегда отличалась очень плохой памятью. Я забыла даже, что вообще вела дневник. Так удивилась, когда нашла.
Я напрягся. Раньше Ольга ничего не забывала. По крайней мере, про наше путешествие в империи на Большом острове она помнила гораздо больше меня, а ведь я тренировал память с Мастером.
Но тут Ольга взвизгнула, оборвав мои мысли: под ногами захлюпала вода, и какая-то серая тень на секунду показалась в свете фонаря.
Достав из сумки еще один фонарик, я мгновенно включил его и направил в сторону тени, но увидел только голый хвост, скрывающийся в дырке в стене. Судя по его толщине, крыса была размером с упитанную кошку.
-- В той стороне темница, -- ответила Ольга на мой невысказанный вопрос. -- Егор, посвети сюда. Тут, кажется, есть дорога.
Действительно, вокруг той лужи, в которую мы влетели с размаху, шла тропинка, поднятая на несколько дюймов над водой. Идти по ней было вполне комфортно.


Мы вышли на небольшую поляну в лесу. Прямо над головой сияла огромная луна. Вокруг стрекотали цикады, где-то далеко ухал филин. Я поежился - было довольно прохладно.

-- Эх, жаль, что лошадей нельзя было взять с собой. Сейчас ехали бы уже... -- мечтательно сказала Ольга.
-- Кстати, где они вообще? Надеюсь, не в княжеских конюшнях? -- полюбопытствовал я.
Ольга гордо вздернула нос:
-- Ты за кого меня принимаешь? Не такая уж я дурочка. Их сегодня отвели в Смоленск. Он недалеко, за пять часов доберемся. Но нужно спешить, - девочка с тоской посмотрела на сумку с вещами.
-- Давай я понесу обе?
-- Ну вот еще. Пошли скорей, пока нас не хватились.

Поплутав по лесу какое-то время, мы вышли к городской стене. Как-то впервые мне пришлось увидеть Китеж ночью. Стена и несколько метров перед ней были ровно освещены. По стенам, переговариваясь, ходили часовые. Разнообразие лотков и развалов перед крепостным мостом исчезло, обнажив ровное поле с вытоптанной травой. Несмотря на мир, царящий вот уже шесть лет после победы над Сверкающим, Китеж всегда был готов к нападению неприятеля.
На наше счастье, местные дельцы уже давно построили невдалеке от города трактир - специально для тех бедолаг, которые не успели попасть в город до темноты. Здесь же отдыхали караваны, которые специально выехали из города заранее, чтобы ранним утром, пока еще закрыты ворота, отправиться в путь. Путешествовать ночью было неразумно, поэтому мы решили остановиться здесь на ночлег.
По дороге мы основательно извозились в грязи (нам очень помог в этом потайной ход) и теперь выглядели как два чумазых мальчишки. Я специально снял свой рыцарский обруч и большую часть вооружения, так что сперва хозяин трактира долго скреб бороду, размышляя, стоит ли ему брать на постой таких оборванцев. Но, увидев плату, нарочно набранную самыми мелкими монетами, хмыкнул и даже распорядился подать нам еды. Ничего горячего в этот час на кухне уже не было, так что мы довольствовались чаем с бутербродами.

К городку, который назывался Смоленском, мы приехали к обеду. Зайдя на первый попавшийся постоялый двор, мы сдали слуге взятых напрокат лошадок и заказали еды. Потом, бросив сумки в комнате, пошли на конюшни за Ураганом и Снежинкой.
В моем мире Смоленск был достаточно большим городом. Здесь же его даже городом сложно было назвать. Так - непомерно разросшаяся деревня. Единственное, что в нем производилось - это плетеные корзины. Причем лоза для плетения доставлялась откуда-то издалека. Именно Смоленск считался главным в Китежском княжестве городом корзинщиков. Почему нельзя перенести этот почетный титул куда-нибудь ближе к местам произрастания лозы, я так и не понял. Ольга взялась было объяснять, но быстро замолчала, заметив, что я ее не слушаю. Я же думал о том, что слишком все хорошо идет. Погони за нами не наблюдается, по даль-связи тоже никто не вызывал. Или вызывал?
-- Ольга, а где твоя связь с отцом? -- поинтересовался я. Ольга широко развела руками.
-- Она случайно сломалась, -- призналась она.
-- Как это сломалась? Сама?
-- Да нет. Это мы с отцом так хорошо поговорили. Ну, еще когда я отпрашивалась.
-- Ты разве по даль-связи отпрашивалась? -- удивился я. -- Откуда палочка вообще взялась у тебя в руках?
-- Нет, разговаривали мы лично, -- Ольга гневно сверкнула глазами. -- И откуда ты взял, что пострадала моя? Я сломала его палочку!
Секунд двадцать я смотрел на девочку, а потом просто покатился со смеху. Ольга, не выдержав, тоже рассмеялась.
-- Ну, и что князь на это сказал?
-- Вздохнул. И выгнал меня из комнаты. Сказал, что остальные палочки ему еще пригодятся.
Между тем, мы как раз подошли к конюшням. Подбежавший служка критически нас осмотрел, но потом при взгляде на Ольгу лицо его расплылось в улыбке.
-- Пойдемте, госпожа, кони готовы.
-- Как же ты планируешь путешествовать, если тебя слуги даже в таком виде узнают? -- насмешливо спросил я вполголоса, когда служка немного удалился от нас.
-- Эх ты. А еще рыцарь Ордена, -- Ольга на секунду оттянула полу куртки, показав мне пряжку на поясе. Она была выполнена из серебра в виде ладьи с веслами. были видны даже фигурки гребцов. -- Мы заранее условились, что я покажу ему эту пряжку. Вот он меня и узнал. Хотя, кажется, он не догадывается, что я княжна. Так, богатая леди с причудами.
-- С причудами - это точно, -- я со смехом увернулся от негодующей Ольги и побежал к служке, который уже выводил Урагана. При виде меня конь радостно заржал. Я обнял его, насколько у меня это получилось с моим ростом.
Конечно, я приходил к нему, когда мы жили в Китеже. Разговаривал, ездил неспешной рысью по местному аналогу стадиона, подкармливал сладкими яблоками. Но все это не шло ни в какое сравнение с тем путешествием, которое ждало нас впереди. Конь, казалось, понимал это и нетерпеливо бил копытом, желая как можно скорее отправиться в путь.
В соседнем стойле Ольга так же здоровалась с истосковавшейся по скачке Снежинкой. Если мы с Ураганом хотя бы могли ездить по городу, то Ольге после одного особо не удавшегося побега князь запретил высовывать нос из дворца без десятка людей охраны. Охрану Ольга не любила, поэтому в городе не бывала уже несколько месяцев.

Уже через пару часов мы скакали по дороге прочь от города. Я, уже не скрываясь, одел обруч и кольчугу. Да и кого мы могли обмануть, имея таких прекрасных коней.
Навстречу шли караваны. То и дело нам приходилось съезжать на обочину, чтобы разминуться с повозками. Несмотря на дорогу шириной в три телеги, мы успели постоять даже в чем-то, напоминающем пробку. Как-никак мы ехали по главному торговому тракту княжества, который тянулся в обход степей до самой Парадизии. Несмотря на то, что 90% товаров купцы привозили по воде, остальных десяти с лихвой хватало, чтобы намертво застопорить движение.
По-хорошему, нужно было свернуть с тракта. Но с географией княжества у меня было плохо, и я боялся заблудиться. И, конечно, я не забывал о безопасности. Что стоит разбойникам разобраться с двумя детьми, путешествующими в одиночку? Здесь же, на виду у десятков людей и в окружении телег, мы представляли наименее ценную добычу. Об этом следовало подумать хотя бы из-за вчерашнего разговора с князем.
Где-то через час пути у меня появилось ощущение, что за нами кто-то следит. Я внимательно огляделся. Вокруг сновали люди, ржали лошади, скрипели колеса повозок. Разобраться в своих ощущениях в этом гуле не было никакой возможности.
-- Может, все-таки съедем с дороги? -- предложила Ольга. -- А к вечеру караваны уже закончатся, и будем спокойно ехать. До ночи как раз успеем в Ярославль, а там и до границы недалеко.
Подумав, я вынужден был признать, что ее план гораздо логичнее моего. Мне уже хотелось привезти в это место ма-а-аленького дракончика и попросить как следует дыхнуть. Двигаться со скоростью пробки я больше не мог.
-- Только давай отъедем подальше. Нехорошее у меня предчувствие.

Мы остановились на небольшой полянке в лесу. Спешившись, я сразу же начал разминочный комплекс сайве. Если уж мы наконец-то вырвались, следовало как можно скорее вернуться в прежнюю форму. Здесь у меня было преимущество - я все еще оставался гибким подростком. Иначе, пожалуй, пришлось бы подгонять свои знания под новые условия.
Помедлив, Ольга встала рядом со мной и начала повторять движения. Конечно, после нашей победы на Большом острове Ольга прямо-таки потребовала, чтобы я занимался с ней фехтованием. Она вполне прилично научилась уходить в дей-ча, стала более толково махать мечом и успешно отбивала атаки Рона, который в то время гостил в Китеже. Упрямства ей было не занимать, и я восхищался ей, понимая, что она держится из последних сил и все равно не отступает... Но мирная жизнь совершенно не способствует развитию военного искусства. Вскоре наши тренировки начали сокращаться и как-то незаметно сошли на нет. Поэтому я не питал иллюзий: Ольга - не боец, и самое лучшее, что она может сделать при атаке - это убраться куда-нибудь в сторону. К сожалению, сама она с этим не соглашалась.
Мы стояли на этой полянке уже три часа, большую часть которых я провел в изнурительных упражнениях. Сегодня мышцы слушались хорошо и даже не болели, но я прекрасно знал, что это иллюзия, и если я не сниму усталость в дей-ча, меня придется привязывать к коню, чтобы я с него не падал. Ольги и вовсе хватило минут на сорок.
Тут мое внимание привлекла хрустнувшая веточка. Я стремительно обернулся и увидел, как из-за деревьев на нашу поляну выходят... самые натуральные разбойники! Удивительно, что я не почуял их раньше. Почему-то эта поляна казалась мне очень безопасным местом.
Я быстро толкнул Ольгу за Урагана, кувырком ушел за Снежинку и осторожно выглянул, чтобы осмотреться. Одновременно короткими импульсами биополя просканировал пространство вокруг. Нет, все чисто, кроме этих шестерых мужчин, одетых в грязные обноски. Видно, шайка когда-то знавала лучшее времена, но теперь караваны шли с большой охраной, и им просто нечего стало ловить, там более в окрестностях Китежа. А мы показались им легкой добычей.

Главарь кивнул головой, и разбойники начали обходить Урагана с двух сторон. Я вытащил метательный нож. Черт, я не хочу никого убивать! Я так надеялся, что все это осталось в прошлом. Но, видимо, судьба не оставляет мне выбора. Мне не удастся вырубить шестерых разом, не причинив им вреда.
Тут одна деталь бросилась мне в глаза, и я расслабился. Рано: внезапно на поляну вылетел Илья Муромец на здоровенной гнедой лошади. Видимо, когда я сканировал пространство, он был еще слишком далеко.
-- Вы почто маленьких обижаете? Ну я вас! Энинг, привет! -- прокричал Илья, раскручивая над головой булаву. Одним прыжком я оказался возле него:
-- Илья, только не убивай никого! Это не нужно! -- крикнул я, подпрыгивая где-то у муромцевского ботинка. Илья пожал плечами, но вроде бы внял моему предостережению. Мы вдвоем двинулись на врага. Разбойники вздрогнули, но устояли и пошли в атаку. На меня навалились сразу четверо, пока остальные отвлекали Муромца. Досадуя на свою сильно снизившуюся скорость, я все же смог отбиться, ударяя рукояткой кинжала по болевым центрам. Через минуту все было кончено. Люди лежали на земле, постанывая, не в силах встать. На них не было особых повреждений, разве что перелом руки - Илья не смог вовремя остановить свою любимую булаву. Впрочем, в этом мире переломы сращивались быстро и без сюрпризов.
Из-за коня выглянула Ольга.
-- Ну что, все убиты? -- поинтересовалась она.
-- Да нет, лежат. Можешь пообщаться с ними, -- с иронией ответил я.
-- Может, теперь ты скажешь, почему нельзя было покончить с ними сразу?- поинтересовался Илья Муромец. Богатырская сила бурлила в нем и рвалась наружу.
-- Все очень просто. Это не разбойники.
Ольга ошеломленно уставилась на меня.
-- Ну, а кто же?
-- А вы, молодой человек, гораздо умнее, чем кажетесь, -- подал голос атаман. Проигнорировав эту колкость, я начал объяснять:
-- Эти ребята из личной гвардии князя. Посмотри на них, военная выправка, отрепья сидят, как на корове седло. Но главное, -- я сделал драматическую паузу, -- Посмотри на их бороды и волосы. Все они словно бы вчера от цирюльника: все аккуратно подстрижено и расчесано. Много ты видела разбойников, у которых есть личный цирюльник?
-- Вот черт! -- выругался главарь. -- На такой мелочи прокололись.
В этот момент стоило посмотреть на Ольгу.
-- Ты хочешь сказать, что мой отец хотел нас убить? -- страшным шепотом спросила она.
-- Нет, что ты. Посмотри на это, -- я поднял короткий меч, улетевший в кусты еще в первые секунды боя. -- Посмотри на его заточку. Да он туп, как деревяшка. Таким мечом поранить человека будет очень и очень сложно. Нет, князь просто хотел нас припугнуть, чтобы мы вернулись в город. Даже количество подобрано оптимально: будь людей больше, я бы сразу стрелял на поражение. Да и заметь: блокировали они скорее меня, чем Муромца. Могли простые разбойники знать, что вот эта гора, -- я кивнул на Илью, -- менее опасна, чем какой-то подросток?
-- Но-но-но! -- обиженно отозвался Муромец. Впрочем, он путешествовал со мной достаточно долго, чтобы понимать мою правоту.
-- Вы правы, милорд, -- добавил главарь, поднимаясь и отряхиваясь. За ним потянулись остальные "разбойники". -- Только не совсем верно. В самый разгар сражения нас должен был настичь отряд князя из пятидесяти латников, "победить" нашу шайку, а вас с почетным эскортом проводить обратно во дворец. Вот только мы его вызвать даже не успели - ваш неожиданный помощник, -- главарь, поморщившись, кивнул на Илью, -- сломал руку моему человеку! И палочку вместе с ней. -- один из "разбойников" показал здоровой рукой на растоптанную деревяшку.
-- То есть, где-то рядом бродит вооруженный отряд латников? -- я растерянно переглянулся с Ольгой.
-- Да, он сейчас должен находиться в лесу в стороне Китежа. На вашем месте я бы поторопился. Удачи, милорд, -- главарь закинул здоровую руку товарища на плечо, и все они слаженно, хоть и не очень быстро, покинули поляну.
-- Уходим, -- бросил я остальным. Быстро увязав наши пожитки, мы поскакали обратно на караванную дорогу. Муромец поехал с нами; впрочем, в данный момент меня интересовал только отряд, отбиться от которого я мог только ценой больших потерь среди латников. Побег побегом, а серьезно ссориться с князем (и уж тем более убивать ни за что ни в чем не повинных людей) мне не хотелось.
По дороге уже спокойно можно было ехать. Поток караванов поредел, многие останавливались на ночевку прямо на поле, тянущемуся по левому краю дороги, и платили за постой сухонькому управляющему. Я в очередной раз поразился, насколько в этом мире была поставлена торговля. В прошлом на этой земле высевалась кормовая трава для лошадей, и хозяину то и дело приходилось устраивать стычки с владельцами караванов, потому что дальше никаких удобных мест не было до самого Смоленска. В какой-то момент хозяину это надоело, он выкопал по периметру поля несколько колодцев и стал требовать платы. Караванщики неожиданно легко согласились на такие условия, и теперь этот хозяин был чуть ли не самым влиятельным богачом в этой провинции. И это притом, что брал за постой он совсем немного. Просто спрос был ошеломляющим.
Муромец, не подававший голоса с самой полянки, вдруг решился:
-- Энинг, я должен тебе сказать. Меня с вами тоже послал князь. Сказал догнать и приглядывать по мере сил.
Ольга вся вспыхнула от возмущения:
-- Ах вот ты какой, помощник называется!
-- Все нормально, брат, -- сказал я. Я видел, как на богатыря наползала пелена стыда, и не хотел, чтобы он окунулся в нее с головой. -- Я догадался еще когда ты нас догнал. Не мог же ты просто случайно съехать с тропинки и наткнуться на нас? Но мне показалось, что ты не знал о засаде.
-- Правильно. Я действительно думал, что на вас напали разбойники, и бросился на помощь. Кстати, я следовал за вами от самого Смоленска. Теряешь хватку.
Ах вот кто за нами следил! Но Илья совершенно прав - годы сытой и безопасной жизни совсем не пошли мне впрок.
-- А откуда ты знал, что мы поедем именно в Смоленск? -- подозрительно спросила Ольга.
-- Да я и не знал. На отворотке по правую руку вас ожидал Ладигор, по левую - Святополк. Так что, можно сказать, вам повезло.
Я рассмеялся. Действительно, с веселым Муромцем путешествовать было куда интереснее, чем с вечно хмурым Ладигором. Святополк тоже давно вышел из детского возраста и на совместных прогулках вел себя как старый, умудренный жизнью пес, приглядывающий за двумя щенками. Не самое приятное соседство. Илья же был молод душой и без лишних слов признавал меня командиром.
-- Ну что ж, вперед - на Парадизию! -- я пришпорил коня и помчался прочь.

Через несколько дней, переправившись на паромах через две реки, мы выехали на тракт, ведущий в Парадизию. С тех пор, как я был там прошлый раз, история Парадизии пошла в гору. Как и предсказывал Нарнах, новые идеи, деньги и возможность жить, а не выживать полностью преобразили эту небольшую страну. Похоже, я действительно не зря разворошил этот клоповник. Вспомнив о Нарнахе, я остановился и задумался. Сжал в руке палочку даль-связи.
-- О-хо-хо, Энинг, сколько лет, сколько зим, -- услышал я бодрый голос Вильена. -- Неужто тебе наконец-то наскучило сидеть в Китеже на всем готовом? И принцессу небось из-под отцовского носа утащил?
-- Да, Нарнах, ты совершенно прав. И сейчас мы стоим на тракте перед Парадизией, и меня терзают смутные сомнения.
Нарнах громко рассмеялся.
-- О, не беспокойся на этот счет. Святитель Весторий (кстати, ты знал, что он готовится принять королевский сан?) будет очень рад тебя видеть. Очень-очень рад, -- я почти увидел, как Вильен потер руки. Помнится, семь лет назад он заключил контракт с тем условием, что я никогда даже не приближусь к границам Парадизии. Видимо, за это время он подмял под себя всех влиятельных людей страны - я не видел других причин, по которым мне там будут "очень-очень рады". Впрочем, этого и следовало ожидать - Нарнах своего не упустит.
-- Кстати, заедь в мою контору в Луэлле. Это нынешняя столица, она в половине дня пути от въезда в страну. Там же ты сможешь снять свои деньги, а еще я приготовил для тебя небольшой сюрприз. -- ответил Нарнах на мой невысказанный вопрос и отключился.
Я вздохнул. Потом, достав серебряную куну, подъехал к воротам, намереваясь отдать стражникам пошлину за проезд. Внезапно оба латника склонились в глубоком поклоне и прогудели:
-- Добро пожаловать на нашу благословенную землю, Энинг-освободитель! Для тебя и твоих спутников проезд и все постоялые дворы нашей священной страны оплачивает казначейство. Добро пожаловать!
Ольга кусала губы, стараясь не рассмеяться. Илья просто нечего не понимал. Я же не нашел ничего лучшего, чем глубокомысленно протянуть «Ээээ...» и проехать в ворота.
Право слово, стоило уезжать из Китежа, чтобы здесь меня узнавала каждая собака. Действительно, хозяева постоялых дворов, в которых мы останавливались на завтрак и обед, при виде денег махали руками и объясняли на своем странном наречии, что ни за что не возьмут ни медяка. Притом потчевали нас лучшим, что находилось, и было незаметно, чтобы хозяев кто-то принуждал это делать. Они и в самом деле испытывали ко мне благоговейное обожание, которое переносили и на моих спутников.
-- Ну Нарнах. Ну я тебе скажу. -- злился я


Больше пока выложить не получается, увы - видимо, на сайте есть какой-то лимит. Жду отзывов - надеюсь, не очень плохих Smile
(Последний раз сообщение было отредактировано 05.05.2016 в 01:33, отредактировал пользователь Selenia.)
Сказать Спасибо Цитировать выделенное Вернуться к началу
[+] 6 пользователей сказали Спасибо Selenia за это сообщение
merien Не на форуме
Продвинутый
***


Рейтинг: 3
Сообщений: 224
У нас с: 20.12.2011
Пол: Женский
Сказал Спасибо: 110
Есть Спасибо: 57 в 30п.
Сообщение: #2 | 01.05.2016 04:55
RE: Фанфик по РО
Мне понравилось.Надеюсь на продолжение...I_am_so_happy

Женщины,по сути, ангелы...Но когда им обламывают крылья - приходится летать на метле!
Сказать Спасибо Цитировать выделенное Вернуться к началу
Selenia Не на форуме
Новичок
*


Рейтинг: 0
Сообщений: 6
У нас с: 01.05.2016
Пол: Женский
Сказал Спасибо: 1
Есть Спасибо: 21 в 4п.
Сообщение: #3 | 01.05.2016 15:56
RE: Фанфик по РО
Продолжение 1

Из-за наших остановок к конторе Нарнаха мы выехали только к вечеру. Как и во всех городах, в которых Вильен вел дела, контора располагалась на главной площади и по своему великолепию сильно превосходила королевский дворец. Сразу было заметно, кто тут настоящий хозяин.
Я заколотил в дверь ручкой кинжала.
-- Кого там несет в такой поздний час? -- послышался из-за двери сонный голос.
-- Энинг Сокол!
В конторе сразу же зашевелились. Было слышно, как за дверью бегают люди, падают какие-то предметы. Спустя минуту в дверь выскочил служка и почтительно принял наших лошадей.
Мы, не дожидаясь приглашения, вошли внутрь. Служанка со всей возможной скоростью мыла пол, хотя бы не сказал, что он был очень грязный. Какой-то человек быстро и зло разговаривал по даль-связи. Мальчонка примерно моего возраста, несущий в руке холщовый мешок, проскочил мимо нас за дверь и бросился через площадь наискось. Человек, говоривший по даль-связи, отключился, одернул сюртук, пригладил седые волосы и только потом повернулся к нам.
-- Приветствую милорда и его спутников. Легий Соренс, к вашим услугам. Извините за переполох - мы не ждали вас сегодня.
-- Странно. Я думал, Нарнах предупредит, что мы приедем. Он же сам просил, -- поразился я.
-- Милорд, думаю, хозяин хотел проверить нашу готовность к неожиданному визиту. Последнее время он любит подобные вещи, -- управляющий вздохнул.
-- Не волнуйтесь, я заступлюсь за вас, -- мне стало жаль этого усталого человека.
-- Не стоит, милорд. Хозяин совершенно прав: мы должны быть всегда готовы к его приезду, и никакое незнание нас не оправдывает, -- сказал управляющий. В его голосе слышалось достоинство и стальная воля. -- А теперь прошу к камину. Полагаю, вы и ваши спутники не откажутся от горячего вина?
-- Мне и Ольге молоко, пожалуйста, -- попросил я. Управляющий перевел взгляд на принцессу. Только сейчас я сообразил, что не представил своих спутников, а Ольга была слишком похожа на мальчика в своей одежде. Но ни один мускул не дрогнул на лице управляющего; я невольно восхитился этим человеком. -- Будет сделано, милорд. Прошу за мной.

Сидя в теплом кресле перед камином и потягивая молоко, я решил, что жизнь все-таки прекрасна. Ольга в соседнем кресле устало прикрыла глаза. Все-таки мы достаточно давно не ездили на лошадях, и скачки сильно изматывали. Илья же опустошал уже третью кружку подогретого вина. Впрочем, я ни разу не видел его пьяным, сколько бы он не пил.

За прошедшие годы я так и не привык к вину. Не понимаю, что люди находят в этом кислом напитке, притупляющем волю и восприятие. Однако в Китеже я вынужден был в качестве почетного гостя и жениха принцессы участвовать абсолютно во всех пирах. Дело дошло до того, что мне пришлось подкупить слугу, чтобы он наливал мне вместо вина вишневый сок. Однако придворные быстро заметили, что мне наливают из отдельного сосуда, и по дворцу поползли слухи. Кто-то говорил, что я настолько боюсь отравы в вине, что пью всегда только из своей бутыли, кто-то считал, что это и не вино даже, а особый эликсир, продлевающий мою юность и дающий необыкновенную силу. Впрочем, обо мне и так ходило столько слухов, что эти не вызвали большого ажиотажа. А теперь и в этой стране меня узнают буквально все. Впрочем, я заметил, что управляющий и слуги в конторе относились ко мне почтительно, но не благоговейно. Значит, это проклятие распространяется только на местных жителей. Все это только подогревало мой интерес.
-- Легий, мы планируем выехать завтра в семь утра, -- обратился я к управляющему.
-- Простите, милорд, но у меня строгие указания от Нарнаха задержать вас до обеда.
-- Когда это вы с ним связались, ведь вы не знали о нашем приезде? -- поразился я.
-- Да вот только что. Хозяин велел передать, что обещанный сюрприз слегка запаздывает.
Тут двое слуг, поднатужившись, внесли в комнату накрытый стол. Ольга, почуяв аромат еды, сразу встрепенулась, а Илья отставил бокал с вином. Я тоже порядком проголодался.
-- На втором этаже приготовлены комнаты; Мирел вас проводит, -- управляющий указал на горничную, скромно стоявшую поодаль. -- Позвольте пожелать вам спокойной ночи. Если вам что-то понадобится, в комнатах есть звоночек для вызова слуг. -- Легий поклонился и вышел.


Пользуясь неожиданной отсрочкой, следующим утром я вознамерился как следует выспаться. Ольга тоже не горела желанием рано вставать. Мы расположились в одной комнате, Муромец занял другую - там как раз для него нашлась здоровенная двуспальная кровать.
Только вот поспать нам не дали совершенно. Часы на башне едва отмерили семь утра, как на площади перед дворцом начались какие-то военные построения. Трубили рога, бряцало оружие, от топота сотен ног буквально содрогались стены. Я спрятал голову под подушку, но это нисколько не помогло. Ольга, мрачнее тучи, тоже села на кровати и нажала кнопку звонка. Через пару минут уже знакомая горничная зашла в комнату.
-- Мирел, они всегда так? -- Ольга ткнула пальцем в сторону окна.
-- Нет, миледи. Только по очень важным поводам.
-- И какой же сегодня важный повод?
-- Ну как же, вы не знаете? Столицу благословенной Парадизии посетил местный герой - Энинг-освободитель! - несмотря на серьезный, даже официальный тон, глаза девушки блестели от сдерживаемого смеха.
-- Лучше б они Энингу-освободителю поспать подольше дали. И за что мне такая честь. Нет, большую свинью подложил мне в свое время Сверкающий, заставив ехать сквозь эту кошмарную страну, -- пробурчал я. -- Мирел, неси завтрак. Все равно под этот грохот уснуть больше не удастся.

Когда мы, помывшиеся и наевшиеся, спустились вниз, нас встретил обеспокоенный управляющий.
-- Милорд, это рано утром доставил гонец, -- Легий передал мне конверт. Разорвав его, я прочитал: "Приглашаем рыцаря-барона Энинга Сокола, носящего титул Энинг-освободитель, на торжественный прием в честь его прибытия в страну. Святитель Весторий".
Да уж. Теперь этот тип еще и вознамерился со мной повторно познакомиться. В приглашении было указано, что подойти следует к десяти часам.
-- Легий, скажите мне - как я могу быть представленным почти королю без парадного костюма? Я не брал его с собой. И следует ли мне взять с собой моих спутников?
-- Придворные законы Парадизии гораздо мягче законов Тевтонии или Китежа. Ваша обычная одежда вполне подойдет для представления святителю. Однако принцессе следовало бы достать платье. Впрочем, мы отправим запрос в местную лавку. Что-нибудь подберем, -- успокоил управляющий.
-- Нужно успеть до десяти, -- уточнил я.
-- Будет сделано, милорд, -- управляющий поклонился и вышел.

Через час Ольга уже крутилась перед зеркалом. Бледно-голубое платье из китайского шелка понравилось ей не меньше, чем серьги и колье с сапфирами, прекрасно гармонировавшие с подаренным мною колечком. Мне оставалось только похлопать Легию, обладавшему замечательным вкусом.
-- Я взял на себя смелость взять украшения и платье напрокат, заботясь о вашем кошельке. Но их можно выкупить.
-- Выкупай, -- сразу согласился я. Мой кошелек не сильно заметит разницы, а вот Ольге обновка была явно по нраву. -- Легий, а как же обувь?
В этот момент в дверь проскользнула Мирел.
-- Миледи, вот ваши туфельки, - нараспев произнесла она, показывая перевязанную лентой коробку. Подумав, я пошел наверх - следовало привести в порядок свою одежду, тем более что на фоне Ольги мне не хотелось выглядеть оборванцем. Но оказалось, что Легий позаботился и обо мне - на кровати лежал красивый охотничий костюм баронета. Конечно, по званию он мне не полагался, но выбирать было особо не из чего.

Прием во дворце прошел на редкость скучно. Нас представили святителю (Ольгу я, не желая огласки, назвал просто своей невестой), потом все уселись за стол. Но пир в Парадизии сильно уступал Китежскому и по явствам, и по развлечениям. В принципе, развлечение тут было всего одно - пить, пить и пить, пока не поприветствуешь лицом салат. И будь здесь Илья, он бы, наверное, оценил это дело. Но Муромец предпочел остаться в конторе. "Ну что я там не видел," -- обосновал он свой отказ. А нам с Ольгой было решительно нечего делать.
К счастью, часа через три все это закончилось. Святитель Весторий, сильно располневший с нашей последней встречи, вяло помахал ручкой, когда мы собрались уходить. Судя по пустому бочонку, стоящему рядом, ему уже было не до нас.

-- Удивительно, что Весторий умудрился вывести Парадизию из кризиса. Он не очень-то похож на волевого правителя. Так, размазня на троне... -- сказал я Ольге, когда мы оказались в конторе Нарнаха.
-- А вот тут, Энинг, ты решительно ошибаешься.
-- Вильен! -- завопил я и неожиданно для себя бросился обнимать купца. Тот слегка удивился, но виду не подал.
-- Мы только что приехали, дай хоть дорожную пыль смыть, -- пошутил он. -- Я смотрю, ты все молодеешь. Принцесса, вы очаровательны.
Довольная Ольга сделала реверанс.
-- Так вот, Энинг, обычно Весторий очень волевой. Ты сам видел, как преобразилась Парадизия. Мощеные дороги, аккуратные светлые дома. Он дал людям работу, причем призванные им ко двору мудрецы подстроили все их прежнее писание под новый строй. Только вот все-таки свержение власти - это свержение власти. Опасаясь народных бунтов, Весторий велел выдумать красивую сказку о разоблачении предыдущих самозванцев, главным героем которой он сделал... кого, как ты считаешь?
-- Ну конечно же, Энинга-освободителя, -- мрачно сказал я.
-- Еще бы. В принципе, в сказке его не так уж много лжи, если не считать словечек "богоизбранный" и "благословенный". Все в нее поверили - людям просто необходимо было поверить. Настолько поверили, что сам Весторий начал уже сомневаться: сказка это или быль? И тут в страну заявляешься ты собственной персоной! И он решительно не знает, что следует делать.
-- Эти военные учения на площади здорово врезали мне по ушам, -- признался я.
-- Радуйся, что Весторий хотя бы посоветовался со мной. Изначально он вообще хотел устроить парад через всю столицу, с песнями и плясками. Горожанки должны были забрасывать процессию цветами, а посередине на боевом коне должен был ехать... Кто бы ты думал?
-- Я понял, понял. Спасибо большое за мое спасение от такого позора.
Нарнах величаво поклонился. Лицо его стало серьезным.
-- На этом, к сожалению, хорошие новости заканчиваются. Вы очень вовремя смылись из Китежа, потому что в данный момент он находится в осаде. Бритты блокировали порт, все торговые пути, все выходы из города и взяли его в плотное кольцо. Рискну сказать даже, что никогда в истории Китеж не влипал так сильно. Все произошло очень быстро – никто и глазом моргнуть не успел. Не знаю уж, как им удалось это сделать.
Краем глаза я увидел, как вытянулось лицо Ольги. Нарнах же продолжал:
-- Византия, пользуясь случаем, напала на южные границы княжества. Мервин собирает помощь в Амстере, но пока соберутся, пока дойдут - водные пути блокированы очень хорошо... С королем Отто же Ратобор не сошелся во взглядах буквально пару месяцев назад. Тевтония держит нейтралитет и не собирается высылать помощь, хотя и прекрасно понимает, чем грозит падение Китежа.
Отойдя от шока, я спросил:
-- Вильен, все это хорошо... то есть плохо... В общем, откуда ты все это знаешь? Не помню, чтобы ты ходил в любимчиках у всех вышеперечисленных королей.
-- О, это элементарно. В Китеже находится моя главная контора, обеспечивающая транзит товаров из Китая. Конечно, мне не очень понравилось, что ее деятельность оказалась заблокированной. И я попытался узнать, каковы шансы на скорое освобождение Китежа. И вот что я тебе скажу: шансов мало. Бритты каким-то образом умудрились сдавить самое сердце княжества. Если Китеж падет - княжеству конец. Кстати, в этом случае Ольга остается единственной наследницей, поэтому... -- Нарнах осекся, поймав Ольгин взгляд. -- Ну я, пожалуй, пойду. Встретимся через пару часов.
Ольга осела в кресле. Прислуга тоже тактично удалилась.
-- Энинг, нам нужно вернуться в Китеж. Срочно.
Я потрогал ее лоб.
-- Температуры вроде нет. Оля, дай я тебе напомню: Китеж в кольце. Если бритты умны - а они умны - ближайшие города уже захвачены. Лес патрулируют отряды. Что называется, муха не пролетит, зверь не проскочит. Как ты это себе представляешь?
-- Энинг, дело не в том, что я хочу быть с семьей и так далее. Дело в подземном ходе.
Тут мне все стало ясно. О подземном ходе, по которому мы бежали, не знал никто во дворце. Если бритты случайно наткнутся на него... А мы ведь особо не маскировали вход. Было темно, да и это не казалось особенно важным. Но теперь...
От тяжелых раздумий меня отвлек Илья. Я кратко ввел его в курс дела.
-- Нет, ребята, идти к Китежу - это форменное самоубийство. Я бы даже сказал, с особой жестокостью. Новость нужно передать как-то иначе. По воздуху...
Я горько усмехнулся. Если бы в этом мире существовали самолеты! Но по вполне логичным причинам это было невозможно. Хотели бы вы лететь на аппарате, который любой маг-шутник может за секунду лишить энергии? То-то же. Поэтому в магическом мире на движителях ходили только корабли - в случае чего они выплывали с помощью парусов и весел.
-- Нужно найти даль-связь с любым человеком в Китеже. А он уже донесет до князя, -- предложила Ольга.
-- У меня ничего нет, -- сказал Илья. -- Я уже с тобой путешествовал, поэтому все хрупкое предпочел оставить дома. И связи с князем не было совсем - он не хотел, чтобы я докладывал о каждом вашем шаге.
Я вздохнул. Действительно, в прошлые наши "прогулки" Муромцу здорово досталось. Я не мог его осуждать.
-- У Нарнаха же есть там контора! Значит, должна быть и связь, -- осенило меня.
--Действительно. Только давайте договоримся, что никому ничего про сам ход говорить не будем. В будущем это может быть использовано против Китежа. А уж Нарнаху точно не стоит ничего знать.
-- Что это там мне не нужно знать? -- заинтересовался Нарнах, заходя в комнату. На мой рассказ про "очень важное дело, вопрос жизни и смерти" он только покачал головой: -- Энинг, я бы с радостью обеспечил тебе связь. Но мой управляющий в тот момент находился в соседнем городе. Сейчас он и вовсе сидит в плену. Все альтернативные пути тоже так или и иначе нарушены. Я ничем не могу тебе помочь.
Я снова погрузился в раздумья.
-- Тогда нам стоит двигаться дальше. Может быть, у Отто или у Мервина...
-- У Мервина точно нет. Я это знаю потому, что он доверил мне доставить палочку Ратобору. Но я не успел, -- Нарнах выругался сквозь зубы. -- Кажется, я понимаю, почему князь не хотел тебя отпускать. Жизнь вокруг тебя начинает кипеть, как только ты оказываешься на воле. Кажется, судьба тебя очень любит и никак с тобой не наиграется.
Я только скрипнул зубами. Мне не доставило особого удовольствия сражаться с судьбой в прошлый раз. Хоть я и победил. И вот, опять...
-- Кстати, дальше вы одни не поедете. С вами отправится один человек. Очень-очень знакомый человек.
-- О нет... -- простонал я.
-- Здравствуйте, милорд! -- в дверь вкатилось пугало, состоящее из разноцветных лоскутков.
Все перемены в мире, все прошедшие годы так и не смогли исправить одной вещи - любви Леонора к ярким краскам при полном отсутствии хоть какого бы то ни было вкуса.
-- Очень рад приветствовать вас, милорд. -- мои спутники же удостоились только кивка головы. Чтобы не вызывать недоразумений, я сразу представил их:
-- Леонор, это Ольга - моя невеста и принцесса китежского княжества. А это Илья Муромец, впрочем, ты наверняка его помнишь.
Леонор восхищенно окинул взглядом громадную фигуру богатыря и глубоко поклонился Ольге. Что-что, а уважать титулы он умел. Правда, к сожалению, только их.
-- Вильен, мы уезжаем после обеда. Распорядись, пожалуйста, чтобы подготовили наших лошадей.
-- Будет исполнено, милорд, -- Вильен поклонился мне с откровенной издевкой. Я вздохнул. Конечно, Вильен числился моим подчиненным, но мы-то с ним прекрасно знали, что это просто формальность. И ни у кого не было иллюзий, кто тут настоящий хозяин.
(Последний раз сообщение было отредактировано 01.05.2016 в 16:05, отредактировал пользователь Selenia.)
Сказать Спасибо Цитировать выделенное Вернуться к началу
[+] 7 пользователей сказали Спасибо Selenia за это сообщение
mrak77 Не на форуме
Новичок
*


Рейтинг: 0
Сообщений: 3
У нас с: 09.02.2015
Пол: Мужской
Сказал Спасибо: 6
Есть Спасибо: 0 в 0п.
Сообщение: #4 | 02.05.2016 00:43
RE: Фанфик по РО
Хороший фанфик, но помнится, в конце 3-ей книги обсуждалось обучение Ольги у Деррона, со словами, что Деррону такой опыт был бы любопытен. Я так понимаю не срослось?) И мой пытливый ум спрашивает, что за крышечка на магическом фонарике? Еще раз спасибо, буду ждать продолжения.
Сказать Спасибо Цитировать выделенное Вернуться к началу
True Kaa Не на форуме
Боец народного фронта
****


Рейтинг: 1
Сообщений: 1 284
У нас с: 06.11.2009
Пол: Мужской
Сказал Спасибо: 61
Есть Спасибо: 90 в 65п.
Сообщение: #5 | 02.05.2016 04:39
RE: Фанфик по РО
(01.05.2016 00:56)Selenia писал(а):  --Мало тебе Римской империи,
Нет в этом мире никакой Римской империи, есть Византийская и Этрусская.
Как это может быть – я не знаю.

Homines proponunt, sed Dii disponunt
Сказать Спасибо Цитировать выделенное Вернуться к началу
[+] 1 пользователь сказал Спасибо True Kaa за это сообщение
alex1963 Не на форуме
Пользователь
**


Рейтинг: 0
Сообщений: 93
У нас с: 20.11.2009
Пол: Мужской
Сказал Спасибо: 23
Есть Спасибо: 7 в 4п.
Сообщение: #6 | 02.05.2016 11:24
RE: Фанфик по РО
Интересное продолжение. Спасибо
Сказать Спасибо Цитировать выделенное Вернуться к началу
mech13 Не на форуме
Продвинутый
***


Рейтинг: 0
Сообщений: 106
У нас с: 19.01.2010
Пол: Мужской
Сказал Спасибо: 53
Есть Спасибо: 17 в 11п.
Сообщение: #7 | 02.05.2016 13:01
RE: Фанфик по РО
интересненько, а что скажет Сергей?
Сказать Спасибо Цитировать выделенное Вернуться к началу
True Kaa Не на форуме
Боец народного фронта
****


Рейтинг: 1
Сообщений: 1 284
У нас с: 06.11.2009
Пол: Мужской
Сказал Спасибо: 61
Есть Спасибо: 90 в 65п.
Сообщение: #8 | 02.05.2016 15:00
RE: Фанфик по РО
(02.05.2016 13:01)mech13 писал(а):  а что скажет Сергей?
«Вроде бы предпосылок для ссор и войн не было…»
И, прежде чем писать свой, не мешало бы ознакомится с уже написанным.
(Последний раз сообщение было отредактировано 02.05.2016 в 15:18, отредактировал пользователь True Kaa.)

Homines proponunt, sed Dii disponunt
Сказать Спасибо Цитировать выделенное Вернуться к началу
Selenia Не на форуме
Новичок
*


Рейтинг: 0
Сообщений: 6
У нас с: 01.05.2016
Пол: Женский
Сказал Спасибо: 1
Есть Спасибо: 21 в 4п.
Сообщение: #9 | 02.05.2016 17:14
RE: Фанфик по РО
Честно говоря, не знала, что тут вообще есть раздел "фанфики" - а то б свой закинула туда. А до написания своего (что, напомню, было год назад) - вообще не знала, что у С. Садова есть сайт) Ну, теперь-то ознакомлюсь) А за конкретные комментарии большое спасибо - буду исправляться

Продолжение 2

Мы скакали без перерыва уже шесть часов. Леонор, последние годы предпочитавший путешествовать в карете и садившийся на коня только по необходимости, без перерыва ругался. Но счет сейчас шел на дни, если не на часы, и я отчаянно торопился.
Около трех часов ночи, остановившись лишь раз, чтобы немного отдохнуть и напоить лошадей, мы прибыли в замок. Чтобы не поднимать переполох, я заранее связался с Тегерием и попросил приготовить комнаты. Но эта моя хитрость никого не обманула, и во дворе замка нас встречали все родственники и большинство слуг.
Родители стояли, держась за руки. Мама отрастила волосы и начала носить длинные платья по здешнему обычаю, отец немного поправился, но в целом они совсем не изменились. И, конечно, заключили меня в объятия, стоило мне слезть (читай: сползти) с лошади.
Потом ко мне подбежала девочка лет десяти и буквально прыгнула мне на руки, вереща "Дядя Энинг, дядя Энинг приехал!". Ольга поджала губы, но потом внезапно рассмеялась:
-- Ну что, Роксана, как поживаешь? -- и девочка бросилась обнимать ее.
Роксана! Эта мысль молнией пронзила меня. Последний раз я видел ее пятилетней девочкой. Нет, я, конечно, подозревал, что дети растут, но чтобы так быстро... И значит, вот этот высокий юноша, стоящий слегка в стороне и растеряно глядящий на меня...
-- Рооон! -- я бросился его обнимать.
-- Энинг! Но как? Ты все еще..?
-- Да. И еще пятьсот лет я буду таким, -- горестно сказал я. Только сейчас я понял всю паршивость своего положения. Люди будут стариться и умирать, а я вынужден буду все это видеть...
-- О-хо, кто пожаловал! Привет! -- ко мне подошел Витька. После похода он остался у князя на должности младшего советника, так что мы часто встречались в замке. Я перевел было дух, что он не оказался в осаде, но тут же огорчился - я-то надеялся связаться с князем с помощью Витькиной даль-связи с родителями.
Когда все переобнимались и перездоровались, откуда-то вынырнул тактичный Тегерий и позвал всех к столу. На небольшом пиру выяснилось, что Витька приехал не один, а с невестой. Девушка из купеческой семьи была хороша собой, воспитана и мила, и всем очень понравилась. Звали ее Нейлой. Но над столом все равно витал аромат грусти. Все очень хорошо понимали, что ждет молодых в будущем.
Лейла, сестра Рона, пару лет назад вышла замуж за соседнего барона. По законам Тевтонии положение моей воспитанницы давало ей титул баронессы. После возвращения с Большого острова я подсуетился и с помощью Нарнаха надлежащим образом оформил все документы. Роксана, кстати, тоже числилась моей воспитанницей (Рон был слишком молод, чтобы взять на себя обязанности опекуна). Таким образом, получилось, что в мои условные девятнадцать лет у меня образовалось трое "детей". Хотя наследником баронства все равно оставался мой брат. Вот такие пироги.
Спать мы легли около пяти утра. Я готов был хоть сейчас мчаться в королевский дворец, но следовало дать отдых лошадям. И не стоило забывать о моих спутниках - хоть Ольга и не показывала усталости, но все-таки она была девочкой, к тому же давно не тренировавшейся. Ее тело долго не могло выдерживать такие нагрузки.

-- Эй, стражники! Открывай! -- я изо всех сил молотил по воротам Кёльна. Рядом, с выражением скепсиса на лице, стояли мои спутники. А за нами, наверное, до самых границ королевской земли тянулись повозки, крестьяне, купцы... И всем надо было в город. И почему-то, по непонятным никому причинам, ворота оставались закрытыми. Хотя должны были распахнуться еще час назад.
Надо сказать, я был не первым, кто пытался пробудить стражников к жизни. Но стены оставались глухими и неприступными.
-- Я, Энинг, рыцарь Ордена, барон Веербаха, требую пустить меня к королю! -- не унимался я. В толпе послышались смешки. Видимо, люди первый раз видели такого мелкого барона.
С досады я саданул по воротам еще раз и чуть не сломал руку. Правильно говорил Деррон, злость - плохой советчик. Плюнув на это дело, я развернулся и пошел прочь от ворот.
-- Не представляю, что нам теперь делать, -- пожаловался я. Илья успокаивающе похлопал меня по плечу.
-- Как-нибудь прорвемся, -- утешил он.
-- Да уж. Где бы время взять на это "как-нибудь", -- проворчал я.
Внезапно раздался очень громкий звук. Если бы мы были в моем мире, я бы сказал, что кто-то проверяет колонки.
-- Энинг Сокол, рыцарь Ордена, барон Веербаха, король призывает тебя к себе! -- сказал убийственно громкий голос. Люди отскакивали от меня, как от прокаженного.
-- Лифт заберет тебя, -- закончил голос и затих.
-- Лифт? Какой еще лифт? -- удивился было я, но тут заметил, что стражники спускают со стены здоровенную плетеную корзину. Места в ней хватало явно на меня одного.
-- Ладно, ребята, через десять миль есть деревня, а в ней трактир. Встретимся там. Возьмите Урагана, - я отдал Муромцу кошель с золотом и пошел к корзине. Уже через несколько секунд я был наверху.
Ко мне подошел сухонький человек. С удивлением я узнал Голос Короля.
-- Здравствуй, Энинг, -- сказал он. -- Король согласился встретиться с тобой. Но будь осторожен - король тяжело болен.
-- Насколько тяжело? -- спросил я.
-- Очень. Фактически, король при смерти. Принц Отто не отходит от него. Лучшие лекари ничего не могут сделать, -- горестно ответил Голос.
Отто Брейнинг, король Тевтонии, не производил впечатление болезненного человека. Старым он тоже не был - по крайней мере, не старше Мервина. Однако, как сказал Голос, примерно месяц назад король слег с легким недомоганием. Все ожидали, что он поправится через пару дней, но болезнь неожиданно начала только усиливаться. Сейчас уже от прежнего короля осталась только бледная тень. Поэтому и был закрыт въезд в город - Отто считал, что отцу может повредить шум на улице.
В комнате висел тяжелый запах чего-то терпкого. Окна были занавешены так, чтобы ни одна капля света не просачивалась в комнату. Курились какие-то благовония.
Король сидел на кровати в ворохе подушек. Мне мимоходом подумалось, что прозвище "мрачный", которое дали ему в народе, сейчас подходило идеально.
-- Привет, Энинг, -- просипел король. -- Вернулся, значит, в свои владения. И как там?
-- Признаться, хорошо. Управляющий и отец преобразили мои деревни. Теперь людям живется хорошо и сытно.
-- Барон должен заботиться о своем народе. Вот и я... -- наставительно произнес король и вдруг гулко раскашлялся. Я ждал, но приступ все не проходил. Из-за дверей метнулся маг-врач:
-- Уходите, милорд. Ему не стоит так утомляться, -- сказал он.
Я вышел в коридор в подавленном состоянии и буквально столкнулся с принцем Отто.
-- Здравствуй, Энинг. Как видишь, ты немного не вовремя, -- грустно сказал он. Насколько я знал, Отто всю жизнь прожил без матери, и, конечно, болезнь отца сильно его подкосила.
-- Но ты же не просто так приехал, чтобы справиться о нашем здоровье, -- продолжал принц. -- Я просто уверен, что у тебя важное дело. Пойдем в кабинет, и ты все мне расскажешь.

-- Понимаешь, Отто, Китеж в осаде. А у нас сведения, которые срочно нужно доставить князю и которые могут спасти город. Я надеялся, что у вас есть даль-связь с Китежом.
-- Вот, значит, что там происходит. Понимаешь, я пытаюсь связаться с Китежом уже неделю - там обитает самый лучший в мире маг-врач. Но Китеж не отвечает. Либо князю сильно не до того, либо маги глушат связь.
-- Глушат связь? Разве так можно? -- удивился я.
-- Еще как можно. Так обычно и делают при атаке, чтобы неприятель не мог позвать на помощь.
-- Да уж. Об этом я как-то не подумал. Что же делать?
-- Не знаю, что будешь делать ты. Но я должен признаться: я уважаю Ратобора и сам пошел бы на помощь Китежу. Но бросить отца я не могу. Поэтому не жди от нас особой помощи.
Мы помолчали. Принц был чертовски прав, и в то же время...
-- Отто, скажи пожалуйста, что за кошмарный запах в покоях короля? Зачем вы курите такое вонючее благовоние?
-- А. Я уже привык. По настоянию придворного мага-врача с самого первого дня болезни начали. Он утверждает, что это придает отцу сил, -- на этом мы разошлись.
В отведенной мне комнате я валялся на кровати и смотрел в потолок. Отто послал гонца, чтобы мои друзья не ждали и вернулись в замок. Что-то смущало меня в этой истории, и я не хотел уезжать прежде, чем разгадаю эту тайну.
С помощью дей-ча я перебирал в памяти миллисекунды нашего с королем разговора, стараясь понять, что было не так. Вообще, конечно, я не был лекарем, но Мастер учил меня определять болезни и минимально их лечить. И ни на одну из известных мне болезней не походило. Да и вообще не очень походило на болезнь. Ни температуры, ни каких-либо других симптомов. Просто внезапное, медленное и неотвратимое угасание. Да и лучшие маги-врачи ничего не нашли...
Я замер. Вот оно! Маг-врач сказал... с первого дня болезни... но ведь сперва все считали, что король просто слегка заболел! И вряд ли он был рад этому кошмарному запаху!
Через несколько минут я с разбегу влетел в покои принца. Отто как раз переодевался ко сну.
-- Это важно! -- сразу пресек я все возражения. -- Когда вы взяли на работу нового мага-врача?
Оттто очень удивился:
-- Откуда ты узнал? Сельмир работает у нас около полугода. Предыдущий наш маг-врач свернул себе шею на охоте, неудачно упав с лошади. Я тогда прихворал, и один из баронов предложил своего мага-врача. А потом он как-то так и остался, лечит хорошо.
-- Конечно, сам момент падения никто не видел? -- я заскрипел зубами.
-- Нет. Он в сторону отъехал зачем-то...
-- Отто, ты идиот! -- в сердцах крикнул я. Потом осекся: -- Но это сейчас неважно. Важно только одно: срочно переносите короля в чистую, хорошо проветренную, светлую комнату! И никаких благовоний!
Отто замер. Доверие ко мне боролось в нем со здравым смыслом.
-- От этого зависит жизнь короля, Отто! Жизнь твоего отца!
Отто колебался еще секунду. Потом, чертыхнувшись, выбежал из комнаты. Я присел на кровать. При переносе я все равно буду только мешаться. Теперь стоит подумать, что делать дальше.
Я сжал палочку даль-связи:
-- Здравствуй, Мастер. Срочно надо поговорить.


-- Ладно, я допускаю, что ты прав, -- выслушав меня, сказал Мастер. -- И я даже считаю, что на такой стадии лечение действительно поможет. Только подумай вот о чем: а стоит ли тебе влезать? Ты оказался в Кёльне случайно. Отто Брейнинг тебе не родственник и даже не друг. Возможно, его смерть была предрешена? Не накличешь ли ты большие беды на Тевтонию, чем могли бы случиться?
-- Мастер, я не узнаю вас. Не вы ли учили меня помогать в том случае, если можешь помочь? К тому же, подумайте вот о чем: я приехал в Кёльн совсем не случайно, а по совокупности многих и многих причин. Может быть, наоборот - сама судьба вела меня к этому моменту?
-- Да, кстати, а как ты из Китежа попал в Кёльн? Что у тебя за совокупность причин?
Я почувствовал жгучий стыд. За всеми этими делами я совсем забыл о своей основной миссии. Я рассказал Мастеру об осаде бриттов, о подземном ходе. Тот внимательно выслушал.
-- Действительно, Егор, маги могут блокировать палочки даль-связи. Как и любой вид магии, магию связи легко разрушить. Я сам попытаюсь связаться с кем-нибудь из магов Китежа. Это немножко другой вид магии, возможно, его блокировать не догадались. Опиши-ка мне поподробнее, где этот ход.
Я объяснил.
-- А теперь давай подумаем, что нужно сделать. Я так понимаю, ты хочешь поймать в ловушку мага-врача и излечить короля одновременно. И, в принципе, я представляю, как тебе в этом помочь.

К возвращению Отто мы с Мастером выработали четкий план, проверили рецепты, хранящиеся у меня в памяти. Принц вошел, пинком распахнув дверь, и плюхнулся в кресло.
-- Отцу, конечно, не понравилось, что его перенесли в светлую комнату. Он утверждает, что ничего не видит, и в темноте ему легче переносить свою слепоту. Энинг, тебе лучше объяснить, чего ради я мучаю отца в последние минуты!
-- Терпение, принц. Благовония убрали?
-- Да. Правда, маг-врач ругался и утверждал, что он без них не протянет и дня, но я послал его к черту. Надеюсь, я был прав.
-- Твой отец вовсе не болен, Отто. Он отравлен.
--Что?! Как? Когда?
-- Уже целый месяц. Каждый день он получал новую долю яда от этих палочек.
Отто сжал кулаки:
-- Я повешу этого шарлатана! -- принц быстро направился к двери, но вдруг замер: -- Слушай, но почему тогда больше никто не отравился? Я почти сутками сидел у отца, а еще слуги, сиделки...
-- Тут все гораздо сложнее. Присядь, я расскажу тебе с самого начала. Итак, когда-то давно, не исключено, что еще до раскола мира...
-- Энинг, давай к сути!
--... Жила в мире семья эльфов. Отто, я и так предельно краток. Потерпи.
Принц насупился, но сдержался.
-- В общем, по их обрядам нужно было жечь костры несколько ночей подряд. В них добавляли корни златолистки - того самого растения, которое дает этот кошмарный запах. Считалось, что это должно умилостивить злых духов. И вот, какой-то юный эльф посреди праздника внезапно потерял сознание. Конечно, это списали на что угодно, кроме златолистки, и парня оставили в доме под присмотром эльфийки-знахаря. Но дым от костров долетал и туда, и вскоре парень умер. Конечно, эльфы долго пытались понять, что послужило истинной причиной, но ничего не нашли. Заподозрили они что-то только после того, как на следующем празднике костров свалилось сразу несколько молодых эльфов. Им уделили более пристальное внимание, и выяснилось, что накануне эти эльфы пили эль. И не простой эль, а магическую настойку. В современном мире это вещество называется Элентил. Дает слабый наркотический эффект, в маленьких дозах - легкое недомогание. Но корень златолистки полностью преображает зелье, превращая его в яд, потихоньку вытягивающий силы из больного. Чем больше златолистки - тем быстрее угасание. В вашем случае было взято совсем немножко, потому король и держался целый месяц. А вот Элентила достаточно одной капли.
-- И что же нам со всем этим делать? -- поинтересовался Отто.
-- О, очень просто. Сейчас я намешаю простенькое зелье, и Элентил выйдет из организма короля. После этого ваш маг может дымить сколько хочет. Но подумай вот о чем - он может быть невиновен. Возможно, палочки ему посоветовал другой человек, а маг просто попался под руку.
-- И что ты собираешься делать?
-- Попытаюсь поймать его за руку. Пока ничего ему не говори. После моего зелья можно даже будет переложить короля обратно в темную комнату - если он, конечно, согласится. Отто, доверься мне.

После разговора с принцем я вызвал родителей и попросил позвать Леонора - для создания противоядия нужна была магическая сила. Ольга тоже хотела приехать, но я честно сознался, что Отто запретил мне кому-либо говорить о том, что происходит, и голову оторвет, если узнает, что я все-таки сообщил ей. Ольга прониклась и обещала надрать мне уши по приезду, но приезжать передумала.

Под руководством Мастера, наблюдающего за нами с помощью птицы (Отто потом долго удивлялся, что чайка забыла так далеко от моря), мы с Леонором приготовили эликсир и втихаря напоили им короля. Ему сразу стало лучше, на щеках появился румянец.
После этого я начал расставлять свои сети. Магу-врачу сказали, что Леонор - заморский целитель, приехавший специально, чтобы вылечить короля. Сам Леонор тоже сыграл отлично; наедине с Сельмиром он периодически разглагольствовал о том, как он станет придворным магом, когда вылечит короля. Отто же, по моему наущению, принял сторону Сельмира и советовался с ним по поводу любого назначения Леонора.
Параллельно Леонор назначал королю то одно, то другое снадобье для укрепления иммунитета; некоторые из них благополучно нейтрализовывали друг друга и не работали никак. Сельмир молчал, укрепляя меня в мысли, что за свое место он совершенно не держится и, следовательно, виновен. Но полной уверенности не было.
-- Энинг, долго еще нам играть эту комедию? Отец уже не может спокойно лежать и разыгрывать немощного, ему эта постель в кошмарах сниться будет всю оставшуюся жизнь.
-- Терпение, Отто. Завтра все решится.
На самом деле, я сам гордился той ловушкой, которую придумал. Леонор поручил Сельмиру, как своему помощнику, создать тот самый антидот, который мы давали королю изначально. При этом мы ничем не рисковали: он служил лекарством еще от многих болезней, его иногда давали тяжелым больным "на авось". Даже удивительно, что Сельмир сам его не попробовал. Конечно, удивительно, только если не знать правду.
Тут у Сельмира было два пути: либо настаивать на том, что давать эликсир решительно нельзя, либо добавить в него еще один компонент, превращавший андитот в смертельное зелье. Сделать это случайно было нельзя никак - Леонор специально раз пять рассказал состав и способ приготовления и даже записал все на листочке. В то, что после месяца ожидания и почти одержанной победы маг пойдет на попятную, я не верил. Тем более что Сельмир должен был вылететь с должности, если зелье, предложенное Леонором, сработает. А значит, он лишался повторного шанса добраться до короля.
Конечно, мы все объяснили Отто и заранее дали королю противоядие - на всякий случай. Мы планировали перехватить Сельмира, но рисковать монаршей жизнью просто так не стоило.
Предполагалось, что к вечеру зелье будет готово. Но Сельмир все не выходил из своего кабинета. Когда все же Леонор решил зайти "посоветоваться", он обнаружил, что комната пуста.
Отто быстро поднял на уши стражу, но Сельмира ни в замке, ни в городе не оказалось. Спустя несколько часов стражники нашли только веревку, которая свешивалась с крепостной стены. Тут же был сформирован отряд для преследования, но Отто сказал что шансов мало. Не так-то просто найти мага в Тевтонии.
-- Да уж, этого я от него не ожидал. Видимо, переживал за свою шкуру больше, чем за успех дела. -- Мы собрались на небольшое совещание у постели короля. Ему было уже гораздо лучше: вернулось зрение, начал набираться вес.
-- Энинг, вот я все следил за тобой и думал: а почему нельзя было просто споить ему сыворотку правды? Она совершенно безвредна, и мы бы узнали, виновен он или нет, -- задумчиво сказал Отто.
Я почувствовал себя глупой девочкой из анекдота:
-- А что, можно было? Я не подумал об этом...
-- Я думал, что ты знал о такой возможности, но отверг ее, -- поразился принц. -- Я все время забываю, что ты не из нашего мира...
-- Тут даже не в мире дело - Мастер же рассказывал мне о сыворотке правды. Просто я перемудрил, -- мне было стыдно. Ведь сейчас мы бы знали все корни заговора - или хотя бы зацепку, за которую можно было раскрутить этот клубок. Впрочем, надежды еще оставались.
-- Ваше Величество, принц говорил, что Сельмира вам посоветовал какой-то барон. Может, стоит спросить у него?
-- Можно бы было, если бы три месяца назад с ним не случился несчастный случай. Шемберское баронство славится большими озерами, богатыми рыбой. Лефор утонул, когда полез в воду в полном вооружении. Говорят, он был сильно пьян. Только никто не может толком объяснить, что он забыл так далеко от замка. В этот день был пир в честь рождения его наследника...
-- Ужас какой, -- меня передернуло. -- А что теперь с замком? Младенец же не может командовать гарнизоном?
-- Энинг, это так трогательно - беспокоиться о сыне того, кого мы считаем убийцей короля, -- вежливо сказал Отто.
-- Оставь его, -- король приподнялся на подушках, -- Лефор был моим другом. Я не верю, что он участвовал в заговоре. И даже если участвовал, то его убрали не просто так. Он был настоящим бароном и рыцарем.
Я спрятал улыбку. Я уже был знаком с понятиями короля об идеальных баронах. Как правило, это были отчаянные рубаки, жившие только сражениями. Скорее я готов был восхититься тем человеком, которого король назовет неправильным рыцарем и бароном.
-- Что до жены и детей Лефора, не беспокойся. Король взял этот замок под свое покровительство. Окрестные бароны предпочитают обходить эти земли стороной. Конечно, когда сын Лефора вырастет и сможет принимать решения, этой защиты больше не будет. Но до этого у него есть еще несколько безоблачных лет.
-- Кстати, Энинг, когда ты рассказывал мне о яде, ты упоминал эльфов, -- вспомнил принц. Я покачал головой:
-- Я вспоминал о них как о первооткрывателях, Отто. Этот яд давным давно просочился во внешний мир. Лет пятьсот назад он был очень популярен, пока его не научились распознавать. Кстати, примерно тогда же почти во всех лесах были уничтожены запасы златолистки. Она осталась расти только в стране эльфов и еще в паре небольших государств. В принципе, ее можно найти на рынке, если хорошо поискать. Ее используют как приправу, правда, не очень популярную. Причем как приправа она не опасна, опасен исключительно дым. Сам не знаю, почему. Все-таки Элентил - магическое зелье, а у магии свои причуды.
-- Да уж, концов у нас никаких. Остается надеяться, что стражники поймают этого мерзавца, -- заключил принц.
-- Знаешь, Энинг, я тут подумал... Мы все-таки пошлем помощь Китежу. Теперь, когда мне лучше, Отто сможет повести войска в бой. И не спорь, -- король прервал Отто, открывшего было рот. -- Если так подумать, именно несчастье Китежа привело тебя сюда. Я верю в судьбу, Энинг, и еще верю в то, что долги надо отдавать. -- Король прикрыл глаза, показывая, что аудиенция окончена.

Мы с Ольгой ехали по дороге в направлении Амстера. Погостив в замке несколько дней, я почувствовал, как скука сдавливает меня. В замке и владениях благодаря отцу и Тегерию все работало как часы. Даже за эти несколько дней я видел, как они горячо спорили о чем-то, без всяких чинов крича друг на друга, хлопая дверьми и жалуясь всем обитателям замка на тупость оппонента. Я честно попытался вникнуть в спор, но совершенно ничего не понял. Кажется, они хотели построить больницу для крестьян, и дело застопорилось на выборе места для нее.
На все жалобы отца мама отмалчивалась, пряча улыбку и успокаивающе поглаживая его по плечу. Как она объяснила мне потом, подобные размолвки между управляющим и отцом случались регулярно. Раз в несколько месяцев то один, то второй затевали скандал. В конце они неизменно приходили к соглашению, которое устраивало обоих, и обитатели замка вздыхали с облегчением. Вот и сейчас, под самый мой отъезд (о котором, разумеется, никто не знал) они выбрали все-таки это место и, щедро отметив это дело, половину ночи шатались по замку вместе и распевали песни. Впрочем, к утру, трезвые и серьезные, они уже обговаривали детали. В общем, отец явно нашел свое призвание в этом мире. Это было очевидно хотя бы по тем деревням, мимо которых мы с Ольгой проезжали накануне.
От грязи и бедности не осталось и следа. Капитальные дома из белого кирпича возвышались по обе стороны дороги. Люди были одеты не богато, конечно, но вполне добротно и достойно. Даже дети носили не рваные тряпки, а довольно-таки нарядные костюмчики. Грязи на них, конечно, было хоть отбавляй, но таково уж свойство детей в этом мире. Завидев нас, они с визгами бросались к лошадям, едва не попадая под копыта. Мне осталось только радоваться, что Ураган все-таки был боевым конем и никак на это не реагировал.
Взрослые люди тоже тянулись на нас посмотреть. Некоторые узнавали меня и приветственно кричали, женщины несли целые подносы угощений. Чтобы не обидеть их, мне пришлось понемножку попробовать с каждого подноса, остальное я попросил раздать ребятишкам, вручив каждой женщине по серебряной монете. Дети завизжали от радости и принялись расхватывать пряники и леденцы. Впрочем, нам все равно умудрились всунуть огурцов, хлеба, сыра и крынку молока. И это говорило гораздо больше, чем дома или одежда: люди не будут так щедро делиться едой, если сами голодают.
После второй такой деревни наши седельные сумки заметно утолщились, а Ольга предложила съехать с дороги и обогнуть следующие населенные пункты.
-- Ты слишком здесь популярен, чтобы ехать напрямик. Нас так закормят, что кони нас не поднимут, -- пошутила она.
Через несколько часов мы пересекли границу Амстерского союза и решили остановиться на ночлег в ближайшем городе. В отличие от Тевтонии, разбойники в этой стране не были диковинкой и леса по обе стороны дороги были вырублены так, чтобы издалека заметить врага. Поэтому, когда из высокой травы внезапно начали выскакивать враги, я поморгал их появление и слишком поздно сообразил, что мы оказались в ловушке.
Вот когда я впервые пожалел, что мы не взяли с собой ни Муромца, ни Рона, который очень настырно просился с нами. Еще один меч был бы совсем не лишним. В спускающихся сумерках я разглядел, что нападавшие не были людьми. Гоблины! Эх, как я надеялся, что эти знания мне никогда не пригодятся! До этого момента из всех волшебных обитателей этого мира я встречался только с эльфами и драконами - и, пожалуй, эти два народа были лучшими представителями. Гоблины же - ночной кошмар, выродок воображения. Они были ниже людей, обладали песочным цветом кожи и развесистыми ушами, прекрасно видели в темноте и не боялись боли. То есть можно было отсечь гоблину руку, и он бы все равно кинулся на тебя в атаку. Хоть они и были непроходимо тупы, худшего врага нельзя было и представить.
Даже ускоренное восприятие мне не помогло. Я отбивался, как лев, но что такое один воин против нескольких сотен врагов? Гоблины все прибывали и прибывали, этому копошащемуся песочному морю не было конца и края. Я даже не знал, что с Ольгой - лезущие на меня враги заслоняли обзор. Я положил, наверное, около пятидесяти, прежде чем меня стянули с коня и задавили массой. Потом мне в затылок прилетело что-то тяжелое, и наступила тьма.
(Последний раз сообщение было отредактировано 02.05.2016 в 18:56, отредактировал пользователь Selenia.)
Сказать Спасибо Цитировать выделенное Вернуться к началу
[+] 4 пользователей сказали Спасибо Selenia за это сообщение
Selenia Не на форуме
Новичок
*


Рейтинг: 0
Сообщений: 6
У нас с: 01.05.2016
Пол: Женский
Сказал Спасибо: 1
Есть Спасибо: 21 в 4п.
Сообщение: #10 | 03.05.2016 00:12
RE: Фанфик по РО
(02.05.2016 00:43)mrak77 писал(а):  И мой пытливый ум спрашивает, что за крышечка на магическом фонарике?

Это из оригинальной книги, с вашего позволения приведу цитату: "Тут громилы подошли к комнате. Один из них достал фонарик, коснулся рукой освободителя заклинаний на ручке. Тотчас из небольшой дырки в темной сфере, закрывающей шар со сгущенным светом, ударил лучик. Таким приспособлением удобно пользоваться, если не хочешь, чтобы тебя обнаружили." Это из "Клинки у трона", эпизод в "гостинице", когда Энинг, Ольга и Рон были на разведке в столице империи.
(Последний раз сообщение было отредактировано 03.05.2016 в 00:13, отредактировал пользователь Selenia.)
Сказать Спасибо Цитировать выделенное Вернуться к началу
Selenia Не на форуме
Новичок
*


Рейтинг: 0
Сообщений: 6
У нас с: 01.05.2016
Пол: Женский
Сказал Спасибо: 1
Есть Спасибо: 21 в 4п.
Сообщение: #11 | 04.05.2016 23:40
RE: Фанфик по РО
Продолжение 3

Пол подо мной слегка покачивался. Я открыл глаза, но никаких изменений не заметил: было так же темно. Чувствовался запах соли и гниющих водорослей. Судя по всему, я был на корабле. Я позвал Ольгу, но вместо нее ответил хриплый голос:
-- Ага, очухался. Пошли-ка, -- Меня грубо поставили на ноги и пихнули вперед. Руки были скованы цепью, ноги соединяла не очень длинная веревка, так что перемещаться я мог только мелкими шажками. На голове, похоже, был одет мешок. Так я с трудом прошел шагов тридцать, поднялся по лестнице и ощутил свежий ветер.
-- Мессир, Сокол доставлен! -- провозгласил все тот же хриплый голос. Мешок сдернули, я зажмурился от яркого света.
-- Да уж. Мальчишка. Всего лишь мальчишка, -- услышал я шипение. Зрение постепенно возвращалось, и я приоткрыл глаза. Передо мной стоял человек в черной развевающейся мантии. Даже не знаю, за что это все злодеи так любят этот стиль. Его можно было бы назвать старичком, если бы не огонь, горящий в глазах. И этот огонь обещал мне просто адовые муки.
В отдалении сидела Ольга. Она была одета в красивое голубое платье, но руки и ноги ее были привязаны к креслу, во рту торчал кляп. В человеке, стоящем рядом с ней, я с удивлением узнал Сельмира. И почему только мне не пришло в голову, что мне могут отомстить за спасение короля?
-- Ты разрушил мои планы в Тевтонии. Ты добился помощи для Китежа. Ты даже умудрился сорвать мое покушение на Нарнаха, когда ради тебя он внезапно поскакал в Парадизию! -- буквально выплюнул он. -- Кто ты такой? Ты просто дьявол, не человек! Зря Сверкающий оставил тебя в живых!
Я хотел было сказать, что Сверкающего никто не спрашивал, но мой рот тоже был заткнут.
Мессир внезапно ударил меня кулаком в живот, но я инстинктивно напряг пресс и Мессир вскрикнул от боли. "Главное не сильно ударить, а правильно," -- говорил Деррон. Этот Мессир же сделал все наоборот. Однако я тут же получил сильную затрещину от своего конвоира и не упал только потому, что меня держали двое гоблинов.
Не очень-то справедливо. В конце концов, Мессир ушиб руку сам. Интересно, а если он ударит стенку, ее тоже изобьют его охранники? Почему-то мне не было страшно. Или даже так: по глазам Мессира я понял, что мне не жить. Мои друзья вообще не знают, что я в беде, помощи ждать неоткуда. Ну и чего волноваться, если смерть все равно неизбежна.
Единственное чувство, которое я испытывал - жалость. Жалко было Ольгу - что она будет делать без меня столько лет; родителей и брата, даже Нарнаха - с моей смертью он теряет право беспошлинной торговли. Хотя он и без него выкрутится, я не сомневался в этом. Ольге вряд ли что-то грозило - стоило ли тратить дорогое платье на пленницу, обреченную на смерть. Скорее, ее будут использовать в качестве заложницы, чтобы добиться от князя каких-то привилегий.
Внезапно мой конвоир отдал короткую команду, и один из гоблинов вонзил мне кинжал между ребер. Я сразу понял, что рана смертельная. Услышал, как страшно закричала Ольга. Затем над моей головой сомкнулась вода, и я потерял сознание.


Пол подо мной снова качался, но как-то неправильно. Совсем неправильно. Притом вокруг меня свистел ветер, продувая насквозь мокрую одежду. За этим свистом ничего не было слышно.
Удивительно, что у меня ничего не болело. Хотя нет - удивительно, что я вообще что-то чувствую! Меня же убили! Причем я не чувствовал боли не только в груди, но и во всех остальных местах, изрядно помятых гоблинами. Сейчас я был идеально здоровым человеком. Даже если предположить, что меня каким-то образом спасли, это было странно. А если нет - не понятно, почему я животом лежу на чем-то вроде седла. Это была какая-то неправильная смерть.
Я рискнул открыть глаза и заорал от страха: подо мной, где-то далеко-далеко, была земля. С такой высоты не было видно отдельных людей, а дома были размером с муравьев. Я взмахнул руками и грохнулся бы вниз, если бы какая-то неведомая сила не удержала меня.
-- Смотри, он очнулся, -- услышал я довольный голос и повернул голову влево. Там, все в том же платье, восседала Ольга и счастливо смотрела на меня.
-- Ничего не понимаю, -- буркнул я и попытался сесть. Мне неожиданно легко это удалось, хотя мне показалось, что какая-то сила слегка поддерживает, чтобы я не сверзился вниз.
Подняв голову, я нос к носу столкнулся с драконом.
-- Ой, мамочки, -- прошептал я и закрыл голову руками. Послышался звук, похожий на пыханье паровоза. Опасливо открыв глаза, я увидел, что дракон просто заливается смехом. Ольга за моей спиной тоже смеялась.
-- В прошлую нашу встречу ты был менее робким, Защитник Драконов, -- прогудела голова. Видимо, дракону не доставляло никаких неудобств лететь вперед, смотря при этом себе на спину.
-- Здра-здравствуйте, -- пролепетал я.
Дракон снова рассмеялся:
-- Мы еще поговорим, Защитник Драконов. Отдыхай пока, -- и дракон вернул шею в нормальное положение.
-- Ольга, что вообще происходит?! -- завопил я.
И Ольга принялась рассказывать во всех подробностях. Часа три, пока мы летели, пользуясь тем, что мои вопросы относил ветер, если только не орать их во все горло, она рассказывала мне события последних суток. Учитывая, что после третьего вопроса у меня запершило в горле, пришлось слушать от начала и до конца.
Если вкратце, то человек в черном плаще (Ольга не знала, как его зовут) был одним из ближайших подвижников Сверкающего. Во время нашего марша на столицу Империи Мессир бежал, прихватив часть казны (а мы-то размышляли, куда она делась). После разгрома Артрерия он затаился, но, поняв, что никто его не ищет, начал строить планы. Нужно ему было все то же - мировое господство. За несколько лет с помощью имперских денег Мессир смог подстроить события так, чтобы одновременно развалить несколько сильных государств. Кроме Китежского княжества и Тевтонии, пострадало еще несколько королевств. Но потом наткнулся на меня, и все пошло наперекосяк. Все это Ольга узнала из разговоров на судне.
-- Он почти все время тебя костерил на нескольких языках и страшно ругался. Гоблины следовали за нами от самой Парадизии, но никак не могли поймать - мы двигались слишком быстро, -- говорила Ольга.
Собственно, на судно меня привезли только для того, чтобы Мессир лично опознал меня. Ольга же скорее попалась под руку, но я был совершенно прав - ее собирались использовать против князя.
-- Ольга, ты мне объяснишь наконец, что я делаю тут? -- взорвался я наконец с такой громкостью, что Ольга услышала мой вопрос.
-- Ой, точно. Прости. Когда этот урод ударил тебя кинжалом, гоблины выкинули тебя за борт. И тут сверху спланировал дракон! Волна была такая, что чуть не перевернулся корабль! Все, кроме меня, прямо покатились по палубе - мое кресло было прикреплено к полу, да еще за него зацепились наши сумки. Увидев, что я тоже пленница, дракон перерезал веревки и закинул меня к себе на спину. Я одной рукой уцепилась за сумки, а другой за гребень. Потом он столкнул какую-то бочку, корабль загорелся и мы полетели.
-- Но меня убили! В грудь кинжалом! Где рана?
-- А вот это, молодой человек, моя заслуга, -- дракон снова повернул голову и с насмешкой смотрел на меня. По крайней мере, мне так казалось - кто этих драконов разберет. Я смог выдавить из себя только два слова:
-- Но как?
-- Древняя драконья магия совершенно не изучена, но, по редким свидетельствам, способна творить чудеса. Дракон не только излечил тебя от раны, он еще и воздействовал на весь остальной организм. Ты теперь здоров как бык. -- ответила мне уже Ольга.
Я посмотрел на дракона:
-- Большое спасибо... Скажите, как вас зовут?
Дракон расхохотался. Все его тело содрогалось от смеха. Меня и Ольгу немножко потрясло.
-- Ты воистину уникален, Защитник Драконов. Никто и никогда не спрашивал мое имя. Даже твоя подружка не догадалась, -- я услышал, как Ольга что-то пробурчала в свое оправдание, но слов не разобрал.
-- Мое имя на нашем языке звучит так, -- дракон издал какой-то мелодичный рев, если так вообще можно сказать о звуке. -- Но вы его все равно не сможете выговорить, поэтому зовите меня Советник. А мы уже почти прилетели.
-- А, собственно, куда? --впервые озадачился я.
-- Конечно, домой, в страну драконов. Наша королева желает познакомиться с тобой.


Как оказалось, драконы жили в здоровенных пещерах. Самая большая из них принадлежала королеве.
-- Ах вот ты какой, Защитник Драконов, -- услышал я раскатистый голос. – Я много слышала о тебе.
Я неловко поклонился, стараясь не показывать страха. Было не так-то просто спокойно стоять, сознавая, что эта серая стена впереди – бок огромной драконши. Мне очень хотелось заорать и как можно быстрее убежать отсюда. Но вместе с тем я чувствовал еще и интерес.
Благо, Ольга со мной не пошла, оставшись с Советником. Не хотелось бы бояться еще и за нее.
Драконша изучающее смотрела на меня. Казалось, что ее глаза просвечивают меня насквозь, включая все мысли, которые я когда-либо думал.
-- Я узнала все, что хотела, Защитник Драконов. Спрашивай.
Неожиданно я начал взахлеб рассказывать ей о нашем побеге, о подземном ходе, о том, к чему все это привело. К концу рассказа я совершенно выдохся, но чувствовал, что с моей души свалился огромный груз. Драконша слушала, не перебивая. В конце она заметила:
-- Люди забавные и загадочные. Мы их не понимаем, они – нас. Везде нужно равновесие.
-- А нам нужна помощь. Мы должны спасти Китеж.
Драконша испытывающее посмотрела мне в глаза. Я не выдержал и секунды.
-- Мы не помогаем людям, -- сказала она с некоей долей сожаления. По крайней мере, мне так показалось.
Я хотел было попробовать договориться, обещать золотые горы, спорить, что мне же они все-таки помогли… Но вспомнил нашу самую первую встречу с драконами и понял, что это не сработает. А что, если…
Я сжал в кулаке чудом уцелевшую палочку даль-связи и вызвал родителей. Пока искали Хоггарта, драконша терпеливо ждала, положив голову на лапы.
Наконец я услышал запыхавшийся голос.
-- Хоггарт, слушай внимательно мой приказ. Возьми денег сколько нужно, купи у крестьян пятьдесят самых лучших коз. Построй на нашем поле загон, посади их туда и проследи, чтобы там не осталось ни единого человека. Срок до полудня.
-- Милорд, но…
-- В чем проблема? Встань пораньше и успеешь. Про людей – очень важно. За козами прилетят драконы, -- я отключился, оставив Хоггарта переваривать приказ.
Королева тиха рыкнула:
-- Я вижу, ты усвоил урок. Но мы можем и отказаться помогать тебе.
-- Это ничего не меняет. Козы будут вашими завтра после полудня. Считайте это моим подарком, -- я глубоко поклонился и вышел.
Ночевали мы с Ольгой в куче овечьего меха. Как сказал Советник, овцы были слишком пушистые и щекотали желудок, поэтому их освежевывали. Впрочем, по сравнению с холодным полом пещеры, на котором разместился сам дракон, такой ночлег был просто королевской роскошью.

Вечером следующего дня меня снова призвали к королеве. От Хоггарта я уже знал, что козы исчезли. Хорошо, что наше поле было в отдалении от крестьянских деревень.
-- Что ж, Защитник Драконов, ты и правда сделал нам щедрый подарок, -- пророкотала королева. Я отметил про себя, что теперь она казалась уже не настолько страшной. По крайней мере, коленки теперь дрожали немного меньше. Что и говорить – человек ко всему привыкает.
-- Мы поможем тебе. Советник отнесет тебя и принцессу. Прощай, Защитник Драконов, -- королева прикрыла глаза.

Через час мы уже неслись в сторону Китежа. Дракон летел деловито и целеустремленно, периодически проваливаясь в воздушные ямы. К счастью, Советник знал, где находится Китеж. Служить гидом я сейчас никак не мог и вообще сосредоточился на одной мысли – удержать на месте содержимое желудка. Судя по молчанию Ольги, ее занимали схожие проблемы. Дракон тоже не был многословен.
-- Полетим быстро, у меня свои дела, -- это было все, что он сказал за все время дороги.
Еще в драконьей пещере я основательно задумался, как сделать так, чтобы в дракона при подлете к городу не полетели стрелы. Не то чтобы они могли серьезно повредить взрослому дракону, но все равно было бы не очень приятно. К тому же, существовали еще катапульты и стрелометы – и вот эти в случае попадания могли причинить серьезный вред.
К счастью, в наших седельных сумках нашлась запасная одежда, и Ольга, с большим облегчением снявшая наконец «подаренное» Мессиром платье, за несколько часов сделала для дракона нечто вроде жилетки на длинных веревочных нитях, на которой достаточно похоже было изображено солнце с волнистыми лучами – флаг Китежа. Конечно, много ткани у нас не нашлось, и на пузе дракона вся эта конструкция выглядела так, будто на борца сумо одели фартук для грудничка, но выбирать особо было не из чего. К счастью, голубая ткань платья резко контрастировала с коричневой чешуей Советника.
Вскоре потянулись города и деревни Китежского княжества. Насколько я понял, страна драконов находилась где-то в районе Тибета, а значит, около половины пути мы уже пролетели. В этот раз Советник спустился гораздо ниже, и мы могли видеть, как люди задирали головы, открывали рты и провожали дракона взглядом. Видно, в этой местности драконы были большой редкостью. Ну, или с такого расстояния был виден наш импровизированный флаг.
Вдали показался Китеж. Было видно, как он весь облеплен войсками. Что ни скажи, а зрелище сверху было очень впечатляющее. Солнце играло на золоте куполов и доспехах нападавших и защитников, за счет чего город выглядел очень празднично.
По нашей договоренности, Советник спустился еще ниже и сделал вокруг города три круга почета. Из строя неприятеля вылетело несколько неубедительных стрел. Наши пока молчали.
Площадь перед дворцом была заполнена людьми. Казалось, весь город сбежался посмотреть на дракона. Я почувствовал досаду: нам же нужно было где-то сесть, и площадь была самым подходящим местом. В голову лезли неуместные мысли о том, что сейчас бы очень помогли сирена и мигалка. Жаль, в этом мире подобные приспособления были не в ходу.
Внезапно мне заложило уши от громкого звука:
-- Расступитесь, мы садимся! – прогремел на всю площадь Ольгин голос. Люди, втягивая в голову в плечи, мелкими шажками разошлись в стороны. Я украдкой показал Ольге большой палец: насколько я знал, она обладала слабыми магическими способностями, и проявить их сейчас было лучшим выходом из затруднительного положения. Я до такого не додумался.
Дракон наконец закончил нарезать круги (на более странной карусели я не катался никогда) и тяжело приземлился. Тут же исчезла удерживающая магия, и я буквально скатился с гребня. Ольга тоже не смогла толком встать и повалилась на мостовую. Следом брякнулись наши сумки.
-- Прощай, Защитник Драконов. Пусть твой путь будет долог и тернист, -- Советник выгнул спину и взлетел, не дождавшись моего ответа.
Я потер пятую точку, которую отшиб о камни. Вот такие вот у драконов шуточки. Живя по несколько тысяч лет, больше всего в своей жизни они ценят приключения. Чего и мне пожелали. Не дай Бог, исполнится.
А к нам уже бежали какие-то люди. Я узнал в них латников из личной гвардии князя. Один из них, кажется, изображал разбойника во время нашего отъезда. Сейчас эти события, с которых едва ли прошло три недели, казались страшно далекими.
Нас с Ольгой подняли, отряхнули и доставили к князю. В кабинете собрались Ратобор, Изъяслава, все Ольгины сестры и братья и несколько княжеских советников. Я поморщился – сперва бы я с удовольствием помылся и поел. Купание в морской воде не пошло на пользу моей одежде, а мяса, которое зажарил для нас Советник, было явно недостаточно для почти шестичасового перелета. Но при этом я прекрасно понимал, что не каждый день блудные дети возвращаются домой на драконах, и что теперь от нас не отстанут, пока мы не расскажем все. Приходилось терпеть.

Ратобор гулко прокашлялся. Кажется, он не знал, с чего начать. Мы в прямом смысле свалились ему как снег на голову.
-- Ладно. Я все понимаю, -- начал он наконец. – Вы сбежали. Вы каким-то образом разминулись с бриттами и побили моих подставных разбойников, прихватив с собой Илью Муромца. Но где же вы взяли дракона?!
-- Все по порядку, Ваше Величество, -- сказал я и начал рассказывать все, начиная с подземного хода. Все собравшиеся слушали, не перебивая, только Ольга иногда поддакивала что-то. Я споткнулся всего один раз, - когда начал рассказывать о нашей встрече с гоблинами. Ведь Ратобор оказался чертовски прав. Будь у меня тогда хотя бы десяток людей – мы бы отбились. Ольга, заметив мои колебания, вздохнула и продолжила. Я видел, как постепенно лицо князя вытягивается. На нем читались страх, удивление и готовность сейчас же мстить за дочь. Момент моей смерти всех потряс, кто-то из младших детей князя даже вскрикнул. В конце истории повисло гробовое молчание.
Все это было слишком невероятно, чтобы оказаться правдой. И тем не менее мы прилетели в Китеж на драконе. Не поверить нашей истории было равносильно тому, чтобы не поверить своим глазам.
Внезапно князь расхохотался. Он смеялся так долго, не в силах остановиться, что стражники начали тревожно переглядываться – не спятил ли он с ума. Наконец Ратобор утер слезы, выступившие на глазах, и сказал:
-- Энинг, ты просто неподражаем. Влипнуть в столько историй разом мог только ты. Еще и дочь мою с собой поволок.
Я слегка покраснел. Сейчас, после всех приключений, мне было стыдно, что я втравил в это Ольгу. Она спокойно бы жила без картины моего убийства, например. Или без встречи с гоблинами. А теперь все это запечатлелось в ее памяти, и ничего уже не исправить.
Впрочем, Ольга не казалась обделенной. Она стояла, сердито сложив руки на груди. Изъяслава что-то негромко говорила ей.
-- И вы правда поехали в Тевтонию, чтобы рассказать нам о подземном ходе? – продолжал восхищаться князь. Я начал подозревать подвох.
-- А что, вы о нем знали? – напрямую спросил я.
-- Конечно же знали. Там сейчас дежурит небольшой взвод охраны. Кстати, замаскировали вы его и правда очень плохо. Магу пришлось наводить чары, чтобы отвести бриттским воинам глаза.
Мне в голову пришла одна мысль:
-- Ну и как долго вы знаете об этом ходе?
-- Примерно недели две, как только бритты осадили город. Мне сказала…
-- …Изъяслава, – закончил я. Картинка со скрипом встала на место.
-- Откуда ты знаешь? – поразился Ратобор. Но я смотрел только на княгиню:
-- Так вот чей дневник нашла Ольга! Так вот почему она не могла ничего вспомнить о подземном ходе – она и не знала о нем никогда! Это вы подкинули дневник!
-- Милая, о чем это он? – хмуро спросил князь. Я втянул голову в плечи – мне как-то не пришло в голову, что своим разоблачением я могу навлечь гнев на княгиню. Но Изъяслава тихо рассмеялась и, подойдя, обняла князя за плечи:
-- Да, это я рассказала Ольге про подземный ход. Я считаю, что ты слишком на нее давишь. Заметь, Ольга уже совсем не маленькая девочка. Ей восемнадцать лет. Впрочем, не помню, чтобы и маленькой девочкой она безукоризненно тебя слушалась. И, действительно, в дороге ей лучше, чем в этом городе. Здесь у нее портится характер.
Ольга показала всем язык. Ратобор огорченно покачал головой:
-- Энинг, ты плохо влияешь на мое окружение. Вот и жена открывается для меня с совсем неожиданной стороны.
-- Для вас это полезно, -- не удержавшись, брякнул я. Один из латников закашлялся. Впрочем, князь благосклонно пропустил мой комментарий мимо ушей.
Для счастья не доставало только одной детали. И она не замедлила явиться – в комнату ворвался гонец:
-- Ваше величество, бритты бегут! – едва отдышавшись, сообщил он.

Оказалось, что Советник, доставив нас в Китеж, не полетел домой сразу. Может быть, он проголодался. Или стадо коз, которое бритты держали при обозе, показалось ему очень лакомым кусочком. Так или иначе, Советник напал на коз и утащил с собой примерно четверых. Притом на его груди все еще болтался флаг княжества. Представляю, как выглядела эта картина с точки зрения бриттов: мало того, что дракон привез в город двоих людей, словно послушная лошадка, так он еще и напал на них! Нервы у людей не выдержали, и они побежали, увлекая за собой лошадей и соратников. Через два часа о том, что Китеж стоял в полной осаде, напоминали только стенобитные орудия и капульты, которые бритты побросали прямо под стенами.
-- Ну ты даешь, Энинг. Твой дракон снял осаду! Тебе следовало бы дать за это орден. Только вот Золотая гривна у тебя уже есть… Похоже, придется выпустить еще один, специальный.
-- Это не мой дракон. Это свой собственный дракон. Просто он решил нам помочь, -- сразу пресек я попытки князя. Это следовало сделать жестко, чтобы все четко понимали: привлечь с помощью меня дракона на свою сторону не выйдет. -- Когда мы сможем отправиться в путь?
Кажется, князь хотел сказать все, что думает обо мне и моих идеях, но встретился взглядом с подошедшей Изъяславой.
-- Ну хотя бы на неделю-то задержитесь, -- попросила она. – Будет праздник по случаю снятия осады и вашего возвращения.
Я обреченно кивнул головой. Ну хотя бы не запретили совсем. Хотя за неделю князь как раз подкопит аргументов и никуда нас не отпустит. Мы уже проходили все это месяц назад.


…Мы покидали город под покровом ночи. Ольга подкупила стражу, и именно сегодня подземный ход, по которому мы смылись в первый раз, никто не охранял.
-- Ну и стоило возвращаться, -- ворчала Ольга вполголоса.
-- Ну, мы сняли осаду, -- философски отвечал я.
-- Ее бы и так сняли тевтоны и амстерцы. Они же почти пришли к этому моменту и даже видели бегущих бриттов, -- не унималась Ольга.
Впереди забрезжил лунный свет. Через мгновение мы вышли на поляну – и тут же были окружены темными фигурами на конях.
-- Так-так-так, -- узнал я голос Ладигора, -- беглецы попались.
-- Вот трусы. Похоже, они нас заложили, -- пробурчала Ольга.
-- Вы не правы, принцесса. Неужели вы думали, что подземный ход не будет охраняться магией? Вы потревожили магическую сигнализацию, и вот мы здесь, -- кажется, Ладигор смеялся.
-- Уйди с дороги, -- прорычал я. Глупо было, прорвавшись через стражу и уже выбравшись из города, застопориться на десятке людей. Конечно, латник в доспехах – совсем не семиклассник средней школы. Но все время, что я провел в доме князя, я без перерыва тренировался и теперь был уверен: я смогу обездвижить их всех в считанные секунды.
-- Да я вас особенно и не задерживаю, -- Ладигор демонстративно отъехал в сторону. – Только вы кое-что забыли. Свою охрану, -- десять всадников слаженно пристроились за нами. Я почти услышал, как у Ольги запылали щеки. – И еще князь сказал передать вам это.
С удивлением я узнал даль-связь. Значит, князь решил исправить свою ошибку. Я сжал палочку в руке:
-- Я смотрю, ты получил мой подарок, -- услышал я довольный голос князя. Моя злость моментально испарилась. – Ну что, Энинг, в добрый путь. Береги мою девочку, -- не дожидаясь ответа, Ратобор отключился.
Я запрыгнул на коня, которого подвел мне Ладигор. Конечно, это был не Ураган, но это было совсем не важно. Как сообщили мне родители, примерно через сутки после нашего сокрушительного поражения Ураган и Снежинка прискакали в замок, так что наше воссоединение было всего лишь вопросом времени. Не знаю, почему гоблины их не забрали. Видимо, торопились и не хотели тратить время на поимку довольно норовистых коней. Так или иначе, я был очень рад, что Ураган не погиб вместе с кораблем.

Ольга нагнала меня:
-- Мы же от них убежим?
Я кивнул. В сущности, это было вопросом времени и удобного случая. А пока мы ехали по залитой лунным светом дороге. Всей кожей я чувствовал холодный ночной ветер. И не важны были в этот момент ни охрана, навязанная князем, ни таинственный Мессир, желающий мне смерти. Главное, что мы с Ольгой были вместе, и нас ждали новые приключения.

11-22 апреля 2015 г.

Ну, вот мы и добрались до конца. Буду рада комментариям)
(Последний раз сообщение было отредактировано 04.05.2016 в 23:41, отредактировал пользователь Selenia.)
Сказать Спасибо Цитировать выделенное Вернуться к началу
[+] 4 пользователей сказали Спасибо Selenia за это сообщение
True Kaa Не на форуме
Боец народного фронта
****


Рейтинг: 1
Сообщений: 1 284
У нас с: 06.11.2009
Пол: Мужской
Сказал Спасибо: 61
Есть Спасибо: 90 в 65п.
Сообщение: #12 | 05.05.2016 17:53
RE: Фанфик по РО
Бр-р-р...
Цитата:И вырвал язный мой грешик,
Чтобы я Садова не трогал!

Homines proponunt, sed Dii disponunt
Сказать Спасибо Цитировать выделенное Вернуться к началу
alex1963 Не на форуме
Пользователь
**


Рейтинг: 0
Сообщений: 93
У нас с: 20.11.2009
Пол: Мужской
Сказал Спасибо: 23
Есть Спасибо: 7 в 4п.
Сообщение: #13 | 05.05.2016 22:50
RE: Фанфик по РО
Ну это уже наверное закономерность, все кто пробуют писать фантики на этом форуме потом начинают писать свои произведения
Сказать Спасибо Цитировать выделенное Вернуться к началу
Рыцарь Ордена Не на форуме
Новичок
*


Рейтинг: 0
Сообщений: 1
У нас с: 25.07.2017
Пол: Мужской
Сказал Спасибо: 0
Есть Спасибо: 0 в 0п.
Сообщение: #14 | 25.07.2017 17:33
RE: Фанфик по РО
Мне понравилось будешь ещё писать?
Сказать Спасибо Цитировать выделенное Вернуться к началу
Selenia Не на форуме
Новичок
*


Рейтинг: 0
Сообщений: 6
У нас с: 01.05.2016
Пол: Женский
Сказал Спасибо: 1
Есть Спасибо: 21 в 4п.
Сообщение: #15 | 25.07.2017 18:12
RE: Фанфик по РО
Не знаю даже. Фанфиков больше не планировала, а своё что-то иногда пописываю)
Сказать Спасибо Цитировать выделенное Вернуться к началу
Создать ответ 


Переход:


Пользователи просматривают эту тему: 1 Гость(ей)